Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:49 

ffbot
Название: Половой образ жизни
Рейтинг: NC-17
Пейринг/персонажи: Жора/ФФБ, фоном Джоннис/Кей-поп и РФ/Кей-поп
Размер: чуть больше 1000 слов
Предупреждения: вуайеризм, тентакли, беспощадно будил бету. нисмог


ФФБ слыл среди фандомов озабоченным мудаком. Некоторые даже кратко характеризовали его образ жизни исключительно как "половой". В этом, конечно, была доля правды, но, к чести ФФБ, стоило заметить, что большей частью его озабоченность определялась работой. Джаст э бизнес, как любили говаривать фандомы, выставляя конкурентам единицы. Обязанности журналиста мультифандома, накладываясь на суровый быт общежития, давали причудливый результат.

— Порно-быт, — пробормотал ФФБ, осторожно меняя позу, чтобы не навернуться с ветки, и мрачно добавил: — Вуайеризм как профессиональное заболевание. Слишком много кинков перед сном. Смеркалось...

И действительно — смеркалось. Над общагой сгущались мягкие весенние сумерки, происходящее в окнах отражалось, как на картинке с хорошим разрешением. ФФБ сидел на широкой развилке в ветвях дерева, росшего как раз напротив комнаты Кей-попа, и всматривался сквозь объектив камеры в незанавешенные окна.

В комнате были Джоннис и Кей-поп. Это было уже интересно и, хотя ничего особого пока ничего не происходило, ФФБ, не теряя надежды, крутил регулятор фокусного расстояния и наблюдал.

Джоннис сидел на кровати с ногами, низко опустив растрепанную голову, словно вглядывался во что-то на покрывале. Губы его шевелились, он что-то резко и отчетливо выговаривал Кей-попу, иногда поднимая на него взгляд, и тогда лицо его искажала гримаса досады. Джоннис замолкал на мгновение, зло выдыхал сквозь зубы и тут же снова отворачивался, начиная говорить.

Кей-поп молчал — нарезал круги по комнате, с силой сжимая губы, и явно старался не смотреть на Джонниса. Напряжение между ними ощутимо звенело, почти на ультразвуковой волне. ФФБ сделал пару предварительных кадров, одобряя про себя выбор одежды участников и удачное расположение на мизансцене. Хорошие будут снимки.

Джоннис тем временем уже привстал на кровати и, активно жестикулируя, что-то говорил прислонившемуся к стене Кей-попу.

Наконец Кей-поп решительно шагнул к Джоннису и прижал ладонь к его губам, вынуждая замолчать — ФФБ щелкнул затвором, делая снимок, — и медленно заговорил сам. Тихо, отчетливо и глядя прямо в глаза. ФФБ сделал еще пару снимков, балансируя композицию, и уже почти подобрал удачный эпитет, описывающий, как ощущает Джоннис пальцы Кей-попа на своих губах, и какое это должно быть интимное чувство, когда в вечернем воздухе раздался знакомый урчащий звук.

ФФБ со вздохом опустил взгляд — под деревом растентаклился Жора, всем своим видом показывая, как он рад видеть хозяина. Лиловые тентакли омывали ствол дерева как порно-волны.

— Уважаемый Георгий, — ФФБ перегнулся вниз и укоризненно посмотрел на питомца: — Я же запер вас в комнате. Как вам не стыдно? Тем более, я на работе.

Жора слегка раздулся, урчание становилось все громче и все больше походило на настойчивое требование. Лиловые блестящие тентакли поднимались в воздух то раскачиваясь, то свиваясь тугими спиралями, то словно вонзаясь во что-то. Жора сердился. Бояться Жору было глупо, и хотя иногда проскальзывало в нем что-то дремуче-животное, безумное, как инстинкт, но это никогда не был инстинкт убийства или там голода.

ФФБ глубоко вздохнул:

— Жор, ну я правда на работе. Хочешь, я одолжу блокнот и ручку, и ты порисуешь, пока я занят?

Жора тут же застенчиво уркнул и, обхватив тентаклями дерево, проворно пополз наверх, сдуваясь как воздушный шарик. Когда он угнездился рядом, то был уже размером лишь с крупную собаку, устроился и с увлечением завозился с протянутым к нему блокнотом, заполняя странички своими странными каракулями, в которых иногда угадывались знакомые фандомы, заворчал на своем непонятном языке что-то довольное. ФФБ вдохнул слабый запах кинков, который всегда окружал Жору, и улыбнулся — сейчас он выглядел по-домашнему уютно, совсем как настоящий питомец, ФФБ любил, когда Жора был таким. Он ласково потрепал тентакль по ближайшему щупальцу и присмотрелся к рисунку — на нем в по-детски корявого рисованного человечка входил такой же корявый и несоразмерно-большой фаллоимитатор. Человечек обладал шизофренично-счастливой улыбкой и фотоаппаратом, ФФБ задумчиво хмыкнул и поспешил вернуться к наблюдению.

В окне была все та же сцена — Кей-поп что-то говорил Джоннису, удерживая пальцы на его губах. Джоннис внимал, мрачно глядя исподлобья.

Пока наконец не выдержал — схватил, словно сорвавшись, Кей-попа за запястье и резко дернул на себя, опрокидывая на кровать. Тот возмущенно крикнул и ударил под дых. Завязалась борьба, каждый пытался подмять под себя другого. Теперь они говорили одновременно — кричали. Крики, неразборчивые, но яростные, были слышны даже здесь.

ФФБ торопливо делал снимки. Как сплетаются тела в яростной борьбе, как сбитое покрывало сползает с кровати, как Кей-поп резко бьет в лицо, но слабо, то ли промахивается, то ли жалеет, как Джоннис каким-то рваным движением задирает на Кей-попе футболку, сковывая ему руки.

ФФБ шумно вздохнул и облизал пересыхающие губы, чувствуя, как возбуждение захлестывает его привычной волной. К щекам прилила кровь — работа, работа! Профессионализм и вечный дроч.

Эта часть работы ему нравилась — приятно было смотреть на бесстыдно переплетающиеся тела, ловить в объектив раскрывающиеся в безмолвном крике рты и зажмуренные глаза. Воображать жаркое дыхание и горячую кожу под пальцами. И сквозь оглушающий шум в ушах делать снимки сжимающих рук, потных спин, налипших на лоб волос, чужих, истекающих смазкой членов.

Хорошая работа. Хотя обычно она проходила без Жоры, который, словно услышав мысли, шумно завозился рядом и потерся одним из тентаклей об ногу, осторожно, но крепко обвивая ее. Вторым он обхватил талию ФФБ и проворно юркнул под рубаху, скользнув по животу прохладным, стремительно нагревающимся щупальцем. В воздухе разлился острый солоноватый запах кинк-фестов.

— Георгий, вы охуели? — спросил ФФБ, стараясь придать голосу максимум строгости. — Мы с вами и так смотримся очень вызывающе на этом дереве. Ночь, мудак и тентакль.

Жора не отреагировал, требовательно уркнул, и сжал щупальце на соске, и завозился, расширяясь, охватывая ветки, выпуская тентакли, которые закачались со всех сторон.

— Жора, блядь, хватит, — начал ФФБ, но голос предательски дрогнул, когда Жора ловко расстегнул ремень и стянул штаны до колен, тут же обхватив свободным щупальцем член. Быстро, не давая опомниться — ФФБ судорожно схватил воздух ртом, — и тут же начал двигаться.

— Фотоаппарат, Жора! Он дорогой!.. — предпринял ФФБ последнюю попытку сопротивления, но уже было понятно, что он обманывает сам себя. Тентакли тем временем крепко обхватили плечи и подняли в воздух, окружили со всех сторон шевелящимся коконом, оплетая руки и бедра так, чтобы невозможно было шевельнуться, Жора всегда любил ограничивать движения.

ФФБ дернулся, проверяя хватку, и словно в ответ на это в него проникло первое щупальце. Обильно истекая смазкой, тентакль скользнул в анус, раздвигая стенки, отступил немного и снова вошел уже глубже. Другой толкнулся в рот, как обычно бесцеремонно, и начал грубовато трахать, сбивая дыхание. Оставалось лишь расслабиться и стонать в тугих кольцах щупалец, которые жадно терлись об него, то ли лаская, то ли ласкаясь.

В анус, растягивая его все сильнее, скользнуло второе щупальце, ФФБ всхлипнул, чувствуя распирающую болезненную тяжесть. Затем третье. Он зажмурился, смаргивая слезы. Хрипло застонал и, дождавшись, когда Жора освободит его рот, выдохнул:

— Больно!.. Осторожнее, порвешь.

И Жора действительно стал осторожнее, медленно раскачивался, в такт сжимая член, осторожно потирал соски по одеждой и двигался все глубже и глубже, неумолимо насаживая дрожащего, сжимающего кулаки, ФФБ на щупальца.

ФФБ задергался в петлях тентаклей, чувствуя, как накрывает жаркая, до звона в ушах, волна. Толчок — и он выгнулся, кончая, распятый на щупальцах. Жора, словно дождавшись, тут же излился в него и медленно откатился по веткам, опуская ФФБ на дерево. И тут же застенчиво уркнул.

ФФБ схватился дрожащими руками в ствол и перевел дыхание. Ноги дрожали, не навернуться бы с дерева.

—Мудак вы, Георгий, — вздохнул он, подтягивая штаны. — Весь в меня. Чтоб я еще раз завел себе кого-нибудь!..

Он поднял влажными пальцами болтающийся на шее фотоаппарат и всмотрелся в окно.

В комнате Кей-попа было трое. Откуда-то появился РФ, который теперь на пару с Кей-попом прижимал Джонниса к стене и что-то жарко шептал ему на ухо. Все трое выглядели странно. РФ азартно, Джоннис растерянно, а по лицу Кей-попа опять было не прочитать ничего, кроме безоблачной доброжелательности.

— Вот что, блядь, там было?! Как мне теперь сочинять? — ФФБ выругался и с тоскливо оглянулся на Жору.

Тот интеллигентно урчал и качался на ветке рядом. И по нему было ясно видно, что он доволен собой, хозяином, общагой, этим деревом, новым туром на спн-кинках, миром — всем! — и ему совершенно наплевать, что там произошло в комнате Кей-попа.

— Животное вы, Георгий. Ебливое животное. И мудак, даром что интеллигентный. Подарю вам сборник Де Сада и отдам ОЭ. Пускай он просвещается, а я поработаю. Я люблю свою работу...
Я приду сюда в субботу




URL комментария

@темы: Фанфикшен, Фандом Фандомной Битвы (ФФБ), Рейтинг: NC-17, Жора, Жанр: слэш, Katekyo Hitman Reborn! (РФ), K-pop (Кей-поп), Johnnies (Джоннис)

Комментарии
2014-05-14 в 11:30 

ахах, замечательная у ФФБ работа, автор вы котик :heart:

URL
2014-05-14 в 11:51 

Гость, спасибо! :squeeze:

URL
   

Fandom Fiction

главная