15:42 

ФБ-13, 3 лвл, миди "Зима не будет"

Название: Зима не будет
Автор: Dejavidetc
Бета: Аурум
Размер: миди, овер 4000 слов
Пейринг/Персонажи: Наруто/Блич (драма), ФФ/Блич (основной), РФ/Кей-поп фоном, Экзайл, Соционика, Лавлесс, Инсепшн, Стар Трек, Оридж, L4D, Спокон, Гейман, ТЕС, прочие лица за кадром
Категория: слэш
Жанр: ангст, PWP
Рейтинг: NC-17+кинк
Краткое содержание: одна поездка в тренировочный лагерь может обернуться чем-то большим
Примечание/Предупреждения: омегаверс, WTF AU


Прослушать или скачать Skillet Better Than Drugs бесплатно на Простоплеер


Блич не глядя подхватил зажигалку с книжной стопки, сбросил тапки и полез обратно под одеяло холодными коленями, зажав в губах самокрутку. Наруто перевернулся на другой бок и обнял его за талию.

— Новости из большого мира? – поинтересовался он хриплым спросонья голосом. Блич молча протянул ему бланк.

— Военные сборы?.. — переспросил Наруто, недоверчиво протирая глаза, и послушно взял протянутый конверт.

— Тебе такое же.

Блич медленно курил цветную обложку, наблюдая, как Наруто вспарывает сгиб бумаги кунаем, привычно выхваченным из-за уха, и перечитывает оба письма, смешно сводя пшеничные брови. Вставать опять не хотелось, но надо было кормить хороводников, вяло дрейфующих у дальней стенки аквариума, и кормиться самим, пока еще было чем.

В кухне уже исходил паром чайник, из которого кто-то ушлый успел сцедить половину кипятка. Кей-поп, поджимающий ноги в неоново-желтой пижаме, вяло ковырял половинку грейпфрута и выронил ложку, когда по-утреннему тактичный РФ открыл дверь ногой.

— Баста, карапузики! Нахуй всю эту поебень, я и так самый крутой фандом во вселенной! — радостно воскликнул он, размахивая письмом и туго свернутым в морковку полотенцем, потом глянул на Кей-попа и добавил: — Мы самые крутые фандомы, то есть.

Блич негромко фыркнул, одним глазом следя за джезвой, в которой медленно, как ненависть в треде, вскипал кофе.

— Преимущество ниндзя — во владении информацией, — заметил Наруто, рефлекторно подставив под удар полотенца спинку стула вместо своей. РФ потер пластырь на носу и задумался.

— Ну и езжайте, — заглянул в дверь надувшийся Локи. — Дались мне ваши сборы, все равно круче бога уже некуда!

— Брат не пускает? — сочувственно улыбнулся Кей-поп. РФ хохотнул.

— Я б пустил. Только мой пока приличный, с малышней на ВТФ резвится. Эй, рогатый, тебя что, даже они не звали?

Локи ощерился и кукушкой втянулся обратно, подцепив шлемом полотенце и следом РФ, держащего другой конец мертвой хваткой. Вопли и грохот сопровождали их путь. Дождавшись, пока Кей-поп уронит в мусор мятый розовый полукруг грейпфрутовой кожуры и улетучится репетировать, Блич сел на теплый еще стул, проехавшись носом по всклокоченной солнечной макушке.

— Думаешь, стоит?

Наруто утвердительно качнул зажатым в зубах бутербродом и потянулся за чашкой, опершись ладонью на колено Блича.

— Я-то не смогу, ты помнишь, — заметил он, прожевав кусок и бережно приземлив основную часть бутерброда на исходящий паром чай. — А тебя развлечет, думаю. Вернешься — будешь байки рассказывать.

— Да что там рассказывать, — хмыкнул Блич и раскрутил в чашке кофейную гущу. — Думаешь, будет дури меньше, чем здесь? Разве что хороводникам корма насыпать придется с запасом.

— Я насыплю, когда вернусь, обещаю.

— Спасибо.

Снег на полигоне был утоптан почти до зеркальной гладкости. Автобус чернел на нем монолитным пятном, пуская густые клубы пара из-под днища, в мятой толпе тусклый свет фар выхватывал знакомые лица и рожи. ТЕС в каджитовой шубе пытал прибывшие фандомы на предмет отсутствующих, пока Гейман очаровательной улыбкой не отвлекла его от листка пергамента со списком. Блич дождался, пока ТЕС не вручит ей кусок вяленого корпрус-мяса и раскланяется, жутко довольный, и тогда легонько ткнул перчаткой в плотный полосатый мех.

— Наруто вычеркни.

— Хотя бы не из-за лени, как у некоторых? — фыркнул ТЕС и ввинтился между Стар Треком и Соционикой так ловко, будто и не было у него прострелено колено. Куривший у водительской двери ФФ забрал у него список.
Передавая друг другу лопату запасливого Куро, фандомы откопали из сугроба гифок обиженную Пони, поймали Спокона, уже осваивающего лыжные гонки, и вышвырнули из багажного отделения ФФБ с фотокамерой. Держа его под мышкой, ТЕС помахал на прощание ручкой, пока более дисциплинированные фандомы гуськом грузились в автобус, дружно спинывая со ступенек снег и друг друга.

Пустое место раздражало даже больше, чем постоянные пинки в спинку кресла, где сзади сидели РФ и Кей-поп и ржали, как два единорога. Приторный дым паленой бумшакалаки расползался в нагретом мотором воздухе, но вправлять им мозги не хотелось. Какая-то сволочь в отъезжающем автобусе воняла много хуже, так что во рту сама собой скапливалась горькая слюна. Сидящий у окна напротив Бакумацу чинно листал глянцевый альманах, но ноздри у него нервно подергивались — возможно, потому, что рядом безмятежно завтракала Гейман, аккуратно промокая салфеткой кровь с подбородка. Блич уперся локтем в стекло, тронутое белесым налетом инея, и уткнулся носом в рукав свитера, все еще пахнущий порохом, чернилами, чужим потом и не по-зимнему ярким солнцем. Он не выспался.

Он чувствовал себя мятым и сонным даже после полудня, когда автобус остановился после долгого извилистого пути на лыжной базе в предгорьях Дедлайна. Неловко переставляя ноги, фандомы выбирались на площадку, которую кто-то загодя предусмотрительно отскреб от снега, разбирали сумки из багажного отсека.

Бесцеремонный РФ налетел на ФФ первым, рванув только открывшуюся водительскую дверь, и споткнулся о холодный взгляд.

— После обеда — вводные лекции и занятие по сборке-разборке выкладки на скорость, — объявил тот, вряд ли случайно забыв убрать из голоса малую толику сарказма. — Завтра с утра — ББ-кросс, лыжи и винтовки получите перед стартом на складе. Проживание, как указано в приглашениях, по четверо в коттеджах, ключи выдам сейчас.

— Эй, хуило! — хлопнули Блича по спине пять минут спустя. Кей-поп крутил на пальце тяжелый деревянный брелок с ключом. РФ нес его сумку. — Придется с тобой жить, хоть я и отжал у этого хрена самый лучший домик. Пшли скорей, у нас еще большие планы насчет сделать тут заебись.

Блич фыркнул, раздавил окурок о край урны и закинул на плечо ремень своей сумки.

Планы действительно были обширными, судя по размерам гардероба Кей-попа, ровным слоем покрывшего все доступные поверхности в их комнате и ворохом цветных перьев свисающего с двери.

— Можно отжать у тебя шкаф? — поинтересовался Кей-поп, сжимая в руках несколько ослепительно ярких тряпок, подозрительно напоминающих фасоном хаори. Как минимум бирюзовое и малиновое. — Раз уж Наруто его точно не займет…

— Вот мудак, — припечатал РФ, ковыряя пальцем замерзшую раму. — Лапши на уши навешал, а сам не поехал.

— У него миссия, — огрызнулся Блич.

— Миссия, хуиссия… ладно, не злись.

— Вынеси лучше шкаф. С другой стороны подержишь.

Следующим шагом эта парочка отжала у безответного гардероба в главном корпусе добрую треть вешалок, дабы насытить ими сиротливое шкафово нутро, и поцапалась с поборником справедливости Бакумацу. Тот, видимо, тоже основательно перед приездом запасся хаори. Посреди лекции пришлось дружно упрашивать удалиться Шерлока, который изволил курить в помещении и был утихомирен только простыней. Лефт долго грыз карандаш, пытаясь определить, кто из доехавших до базы уже наплевал на образование, плюнул, скомкал список и с аппетитом рассказал добрый десяток хохм про зомби — Блич еще подумал, что отчасти прав был Наруто насчет баек. Сбежавший на минутку из-под присмотра сестрицы Толкиен успел скурить в комнате отдыха жухлый фикус, отчаянно воняющий горелым фикбуком. Вынос тела, брыкающегося и распевающего нескладные пирожки, пришлось производить втроем, поскольку Сильмариллион с громким воплем отвращения пала в обморок на руки Стар Треку. В туалете уже кто-то трахался смачно, со звонкими влажными шлепками и подвываниями. Блич предоставил Марвелу и мрачному Спокону в пропахшем потом свитере охлаждать свободолюбивого Толкиена вдвоем и брезгливо захлопнул дверь.

— Прикинь, Оридж потек, — заявил вечером РФ, врываясь в коттедж. Блич издал звук, который можно было толковать как угодно, и качнул зажатой в губах сигаретой.

— Технично слился с ББ, сука, — продолжила задница РФ, торчащая, пританцовывая, из светящегося белым нутра холодильника. — А это что за хуйня, йогурт?.. Винни-Пуха с собой уволок, это они там толчок оккупировали.

— По-моему, он с самого утра тек, — Кей-поп просунул руку в холодную глубь и отнял у него бутылочку. — А я-то еще думал, он няша.

— Няшка, угу. Охуеть просто. Мы тут теперь все за компанию ебнемся, а он глазками луп-луп, как будто для него это прям такая пиздец неожиданность, и лыбится, урод…

РФ осекся. Блич посмотрел на него еще несколько секунд, потом отхлебнул остывшего чаю из жестяной кружки.

— Эй. Ну ты же нормальный? Мы ж тебя предупредим, если что, бля буду.

— Будь, — согласился Блич, улыбнувшись криво, и загасил окурок.

Кей-поп плескался в душе до поздней ночи, напевая что-то из нового альбома, и когда Блич пошел умываться, из крана лилась только чуть теплая вода, слегка отдающая на вкус металлом — водонагреватель был пуст. Пришлось до красноты растираться махровым полотенцем, жестким, как язык беты. От недосыпа едва заметно ломило кости, Блич закрыл окно, с удовольствием вдохнув морозную свежесть, и завернулся в одеяло, утыкаясь лицом в шершавое накрахмаленное пузико подушки.

Снаружи негромко доносились хлопки попадающих в цель снежков и возмущенные вопли «Тентакли — это жульничество!»

* * *

ФФ не имел права не любить бумажную работу. Работу с людьми — тоже. План отца он разгадал сразу, не требовалось даже уточнять — хотя и усомнился на мгновение, почему должен доказывать свою способность управлять взрывоопасной толпой. Толпа ухитрилась превзойти его ожидания, выпестованные семейным воспитанием и безграничными масштабами ОТЧАЯНИЯ.

К вечеру первого дня даже Лефт, без бартера согласившийся немного поднатаскать фандомы в вопросе выживания, осмелился хлопнуть его по плечу и предложил сигарету.

— У меня ментоловые, — уронил ФФ, но Лефт не особо огорчился и убрел к кучке, весело лепившей что-то из сугроба счищенного снега.

О чем думал Оридж, предусмотрительно отправляясь в самом начале течки на изолированную базу в компании двух десятков неуравновешенных и порой агрессивных мудаков, и не был ли он в сговоре с отцом, ФФ старался не думать. Он пытался прикинуть, не потечет ли кто за компанию. Ночью звонил КХ, плевать хотевший на разницу во времени, и долго хихикал в трубку дребезжащим голосом, пока ФФ не уснул под это второй раз умиротворенным.

Утром перед главным корпусом почетным караулом стояли снеговики в виде хуев.

Стоило предупредить, чтоб винтовки использовали по назначению, иначе виновные будут счищать кровь с прикладов языком, хотя бы просто полюбоваться на многообразие гримас. Снегокат Лары пригодился не только для проверки мишеней после стрельбы, но и просто проследить, все ли бегущие вернутся куда надо и в целом виде. СПНа уже пришлось выкапывать из глубоких залежей снега в овраге, за собой он, как репку, тянул за хвост утонувшую с головой Пони.

ФФ представил мысленно свои горшки с кактуарами на балконе особняка, вдохнул, выдохнул и аккуратно сложил желание убивать в дальний угол черепной коробки.

В аптечке базы кто-то успел порыться — ФФ лично проверял ее перед прибытием. За то время, пока он был в медкабинете, рассевшаяся в аудитории толпа успела несколько поредеть — ГП только почесался от ледяного взгляда и снова повернулся к доске, со скрипом вычерчивая палочкой многосоставную таблицу по холиварологии.

Все еще слегка отдавало жженым фикусом со вчерашнего дня, пахло яблоками, взмокшими свитерами, табаком, мелом и пылью.

Пахло, пахло, пахло течкой.

— Простите, — сказал Лавлесс тонким дрожащим голосом, поднимаясь с места. За ним закрылась дверь, но запах остался, тонкий, терпкий, смутно знакомый. Едва заметный, он колыхался в общей дымке, от которой теряли остроту углы и медленно кривились стены, и ФФ перебирал в уме список, оглядывая аудиторию в поисках его источника. Стар Трек с хрустом грыз сочный яблочный бок. СПН дышал ровно и флегматично отхлебывал из фляжки. Инсепшна видно не было. Экзайл переминался с ноги на ногу, нависая над Бличом, который мрачно отсчитывал что-то на ладони. Если напрячь слух, в общем гуле можно было разобрать его вежливый лепет:

— …простите, можно я потом перепишу у вас?

— Можно, — хрипло отозвался Блич, запрокинул голову, и ФФ автоматически сглотнул вместе с ним. — Хоть сейчас. И отвали от меня.

Экзайл прижал обе тетради к груди, развернулся и грустно глянул через плечо на то, как Блич ковыряет пальцем в пластиковой банке, перекладывая ее содержимое со звонким гороховым стуком.

— Не перегните с дозировкой…

Блич замер. Вытянул тонкую свернутую бумажку, расправил в дрожащих пальцах, выронив на стол несколько оранжевых капсул. Шевельнул серыми губами, и Экзайла моментально сдуло на другой конец аудитории. ФФ поднялся. Блич уже шагал по проходу.

— Эй, что ты как сраный Жуков? — взвизгнула Соционика, когда задетый им блокнот шмякнулся на пол, и ломанулась было следом. — Только что лекцию по самоконтролю Пушкину читали?

— Съеби.

— Да я тебя сейчас так протипирую, что ты…

Блич оскалился, и ФФ едва успел перехватить его занесенную руку. Тот дернул еще пару раз, по инерции целясь туда, где только что торчала шипящая Соционика, выдохнул, медленно перевел взгляд на помеху — ФФ увидел четко, как в ореховых глазах растекаются точки зрачков, и отпустил рукав Блича прежде, чем тот зажал рот ладонью и вырвался в дверь.

На бумажке, забытой им на столе, убористыми скандинавскими рунами было написано «Пожуй витаминок».
Трудней всего оказалось угомонить Соционику — она орала так, будто ФФ посягнул на ее омегу, так что даже ее брат перестал улыбаться как жертва столбняка и влез в спор. Томный запах наконец-то ослаб, затертый гущей миазмов, источаемых вздрюченными фандомами, и последние его следы ФФ вдохнул со своей ладони, которой ловил тяжелую руку Блича. Прижимая к груди вяло рычащее наглядное пособие с оторванными конечностями, вернулся Лефт и ответил на спокойный кивок — выходя, ФФ слышал, как он просит нарисовать на доске стюардессу. В закрывающуюся дверь ударилось что-то сочное.

Гулкую черноту коридора оживляли только его шаги, все следы унес ползущий вдоль стены сквозняк. Окно в туалете было распахнуто настежь, лужу воды на полу уже пересекали тонкие иглы льда, в кабинках кто-то стонал на одной ноте, поминая имсоартуры. ФФ закрыл раму, игнорируя сдавленные всхлипы за стенкой, закрутил кран так неторопливо, будто уже растягивал удовольствие, и усмехнулся этой мысли. Оставалось проверить на лестнице.

Блич молча щелкал зажигалкой, привалившись к стене и бессмысленно глядя в наледь на окне. С челки у него все еще капало. ФФ так же молча поджег ему сигарету и сразу отошел в другой угол, к жестяной банке из-под ягодных фанонов, полной мятых бычков.

— Спасибо, — выговорил Блич наконец, глубоко затянувшись и выпустив рваную дымную струю, и только тогда ФФ позволил себе вдохнуть еще раз.

— Зачем поехал? — спросил он коротко, прикуривая сам. — Да еще один.

Блич хмыкнул, зашуршал сигаретной пачкой, выдохнул еще одну длинную дымную кривую.
— Я не знал.

ФФ даже повернул голову, глянул краем глаза, как он прикуривает новую сигарету от окурка, и снова отвернулся. Сквозь лед едва пробивался рыжий свет фонаря, пахло зимой через тонкие щели в оконной раме, поверх мокрой ткани, дыма и оружейной смазки отчетливо тянуло сладковатым, душным мускусным запахом. Запах медленно кружился в голове, стекал ниже и оседал в теле жаром, от которого казалось горячим дерево подоконника под судорожно сжатыми пальцами.

— Не знал, — повторил Блич хрипло. — Течка нерегулярно. Таблетки, сука, кончились. Так бы хоть от запахов не вело… Не могу, поубивал бы. Всех бы поубивал к РФовой матери, хорошо еще, когда просто тошнит. В юности одному альфе горло голыми руками выдрал.

ФФ поймал себя на том, что слушает его тяжелое глубокое дыхание, и вернулся к изучению сталагмитов пепла на верхушке окурковой горки. Не помогало. Блич втягивал стылый воздух, принюхиваясь, и это тоже было неправильно, как будто это он, а не альфа, оценивал по запаху привлекательность жертвы и готовился объявить на нее свое право. Пахнуло жженой краской — это Блич затушил окурок прямо о подоконник — и сразу же нахлынула густая давящая волна его собственного звериного запаха. ФФ тонул. Ему еще хватало выдержки, должно было хватить — и на то, чтоб не обнять первым, и на то, чтоб не захлебнуться, когда воздух упругим пузырем покинул его легкие, оставляя в голове тонкую звенящую пустоту.

— Прошлую взаперти перенес, — сказал Блич, бесшумно пересекший лестничную клетку, и ткнулся ему в шею горячечным лбом. — Не могу больше.

ФФ перехватил его за шиворот и за пояс, ощущая, как под слоем свитера его бьет мелкая дрожь. Он перестал чуять даже сигаретный дым. Только болезненный жар чужого тела, оглушительный запах течной омеги и то, как жесткие губы почти беззвучно выговаривают ему в ключицу:

— Пожалуйста.

Вешалки в гардеробе, задетые сорванной шубой, попадали на пол.

— Плевать я хотел, — бросил Блич неразборчиво, перешагнул кучу одежды, вцепился в белый мех и завернулся в полу шубы. Где он живет, составлявший списки ФФ знал отлично.

Дверь оказалась не заперта. Домик встретил их теплой гостеприимной темнотой и слаженными резкими вздохами. Блич вздрогнул, выдохнул со стоном и уперся каблуками в порог, уткнувшись лицом в шарф ФФ.

— Убью обоих, — расслышал ФФ через клокочущий в ушах пульс. — Убью. Не здесь. Выеби меня…

Когда они добрались до коттеджа ФФ, он заткнулся и только едва слышно поскуливал на выдохе, с каждым шагом слегка сползая наземь и прижимаясь к нему бедрами. Выпроставшись из-под шубы, он сразу же рванул свитер через голову, успел сбросить сапог, прежде чем ФФ прижал его к стене и впился поцелуем в горький кривящийся рот, сдирая с треском промокшую от пота майку. Джинсы тоже начали подмокать, тампон пропитался настолько, что выскользнул сам, стоило чуть потянуть за шнурок. Блич неловко переступил в спущенных штанинах, споткнулся о порог и рухнул на пол, вцепившись ФФ в спину. Губы отдавали на вкус кровью, прокушенные где-то по дороге, целовался он безоглядно, жадно потираясь о бедро горячим членом и пятная смазкой.

— Ну же, — выдавил Блич хрипло, поднял руку, сжимая в кулаке и стягивая за угол простыню, открыл черные бессмысленные глаза. ФФ поднял его на руки и бросил в постель.

— Сейчас, — шепнул он, подул на взмокший загривок, шалея от того, как Блича под ним прошибает дрожь, как он давится голосом, будто ему пятнадцать, и закусывает край подушки. Трясущимся пальцем кнопку вышло нажать не сразу, в трубку крикнула тропическая птица и заткнулась в ужасе, привычно повеяло льдом от голоса СЭ. ФФ уверенно доложил:
— На вверенной мне базе серьезных происшествий нет. Все в поряд…

Блич протек, как подтаявшее мороженое, сдавленным стоном, приподнялся на руках, так что ладонь съехала с его мокрой спины, прогнулся и с силой двинул бедрами.

— Я перезвоню, — успел выдохнуть ФФ последний клочок воздуха перед тем, как он подался вперед, тяжело мазнув по подушке черными космами, и насадился на член глубже, впуская в себя налившийся узел. Трубка выскользнула из пальцев. Из головы — мозг. ФФ наклонился, вжимая в постель свою добычу, втянул его густой терпкий запах и с рыком провалился в клокочущее багряное зарево.

Медленно, по капле приходя в себя, он разжал зубы, вдохнул и выдохнул влажный воздух, слизал с губ соль и металл. Блич редко вздрагивал, уткнувшись в подушку и сухо всхлипывая, когда очередной экстатический спазм волной проходил по его мышцам. ФФ плавно покачивало на этих волнах, отпуская медленно, оставляя на теплом мелководье, пахло морем, пряностями и табаком. И ими двумя. Он еще раз облизал кровоточащий укус на остром бледном плече и опустил голову, зарываясь носом в спутанные волосы. Спину начало холодить, остыла боль во вспухших царапинах. Блич наконец затих, распластанный по постели, как тряпичная кукла, и только когда ФФ попытался вытащить теряющий упругость член, вскинул бедра, вскинулся весь:

— Нет, стой, еще…

— Еще? — уточнил ФФ, мягко разгибая его пальцы, до побелевших костяшек стиснувшие белую прядь. — Ты что, с альфой нормальным никогда не спал?

Блич сморгнул, сгоняя плавающий в глазах томный туман, глянул темно и прохрипел:

— Иди ты знаешь куда?

ФФ усмехнулся — и пошел.

Прихрамывающий Блич выполз на запах кофе уже много после того, как неохотно встало неяркое зимнее солнце, добрел до стула, потерся мимоходом щекой о плечо ФФ. Не открывая глаз, нащупал ручку чашки, обхватил ее ладонями, греясь, и только через пару минут заговорил:

— Спасибо.

— Это не совсем то, что обычно говорят любовникам после бурной ночи, — усмехнулся ФФ, выливая яичную смесь на шкворчащую сковороду. Блич открыл глаза.

— За халат, говорю, спасибо. Куда лучше в твоем сибаритском одеянии, чем с голой жопой, раз уж на то пошло.
ФФ увеличил нагрев плитки, следя, как вскипает кофе на второй конфорке, и только потом обернулся к нему с легкой улыбкой.

— Ну и как?

Блич потер прокушенное плечо, облизнул губы – ФФ все-таки не удержался и тоже обвел губы кончиком языка.

— Неплохо.

— Нет. Каково это, когда от твоего любовника пахнет чужими феромонами?

Глаза у Блича почернели моментально, как у уколотого, он куснул губы и оскалился, собираясь было что-то сказать. В окно снаружи громко хлопнул снежок.

— Эй, хуило! – донесся веселый голос Кей-попа. «Хуило» он все еще выговаривал с легким акцентом. – Мы знаем, что ты здесь. Мы тебе шмотье твое принесли, извини, если что. ФФ, передай ему, пожалуйста?

Блич молча отпил из кружки.

В день отъезда вокруг прибывшего автобуса было шумно.ФФ наблюдал, как Блич касается носом виска Наруто, тычется в волосы — неуверенно, как к незнакомцу — прижимает к груди. Прежде чем удалиться, тот обернулся и смерил ФФ долгим тяжелым взглядом.

* * *

Пафосная трель прерывает совещание, управляющие один за другим замолкают, только КХ продолжает щекотать кактуара острием карандаша. Номер не определен. ФФ зажимает клавишу кончиком пальца — и слышит только ровное дыхание в динамик.

— Два квартала от ДКБ, — произносит после минутного молчания хрипловатый голос. — «Сикрет-Санта». Восьмой номер.

ФФ вешает трубку за секунду до того, как в ней раздадутся гудки.

Блич все еще звонит ему раз или два в месяц. ФФ уже не принимает вызов — он помнит адрес и так. В гостиничном номере каждый раз пахнет течкой, тяжело и густо, пепельница щетинится мятыми бычками, а полуодетый Блич хищно мечется по комнате.

Блич открывает ему, зажав в губах сигарету, такой же мятый, как всегда. ФФ выдыхает, ожидая, как накатится на него волна пьяного запаха течной омеги, и… ничего. Слишком сухой из-за кондиционера воздух. Табак, вино, одеколон. Горьковатая сладость феромонов ощущается не сразу, едва-едва, где-то на корне языка только после того, как он несколько раз облизывает губы. Блич, оказывается, еще не течет. Пока.

— Хочешь начать издалека? — интересуется ФФ, закуривая сам. Блич опирается задницей на стол, подхватывает с него два полных бокала, описывает кончиком сигареты дугу. Голос у него сильно хрипнет.

— Трахаться раз в месяц — это несерьезно, ФФ. Я хочу предложить тебе встречаться почаще.

В повисшей тишине реет тонкая нить его запаха, навязчивая, как писк датчиков, как звон в затылке. Все еще слишком слабая, чтоб можно было потерять голову.

— Не интересно, — произносит ФФ, бросает сигарету в пепельницу и поворачивается к двери. За его спиной что-то тихо трескается, и голос Блича, тоже надтреснутый, выдавливает:

— …блядь, что?

Стекло звенит по полу, Блич врывается между ним и дверью и проворачивает в замке ключ.

— Лучше переносишь течку? — тихо говорит ФФ, выдыхая последний глоток сигаретного дыма. — Не думал, что ты наивен достаточно, чтоб пытаться меня использовать.

У Блича так чернеют глаза, что из памяти сами собой всплывают оранжевый иней, стылый запах мокрого свитера и сигарет.

— Использовал, — соглашается он и кривит губы в улыбку. — Как лекарство. А потом подсел.

Вблизи от него тянет гораздо сильней знакомым животным тоном, въевшимся куда-то вглубь, и теплом — кажется, что сейчас он опять ткнется лбом в плечо и хрипло прошепчет «пожалуйста». ФФ смотрит на Блича сверху вниз, слишком долго, пока у того не гаснет что-то в темных глазах.

— Я ушел от Наруто, — говорит Блич и вкладывает ему в нагрудный карман ключ, оставляя на ткани крошечное пятнышко крови. — Еще тогда. Теперь можешь валить.

Он сжимает на мгновение в кулаке ткань дорогой рубашки и делает шаг в сторону, отворачивается, зализывая порезанную руку. ФФ вставляет ключ в замок.

Блич присаживается у постели и собирает с пола крупные осколки стекла. Дверь открывается. Закрывается. В вязком, сгущающемся запахе готовой на все омеги ФФ подходит бесшумно и ждет, пока он поднимется и обернется, чтобы полюбоваться его лицом.

…как будто ему пятнадцать, Блич вздрагивает и стонет ФФ в ладонь.


@темы: Bleach (Блич), Final Fantasy (ФФ), K-pop (Кей-поп), Katekyo Hitman Reborn! (РФ), Naruto (Наруто), Жанр: слэш, Рейтинг: NC-17, Фанфикшен

URL
   

Fandom Fiction

главная