15:31 

ФБ-13, 3 лвл, мини "Выставка питомцев"

Название: Выставка питомцев
Автор: nastyKAT
Бета: Аурум
Размер: мини, 1004 слова
Персонажи/Пейринг: Тин Вульф, ФФБ, сестра Толкин, Жора/Финрод
Категория: слэш
Жанр: общий
Рейтинг: R
Краткое содержание: Однажды ФФБ решил устроить Выставку Фандомных Питомцев
Предупреждения: тентакль со всеми вытекающими; смерть второстепенных персонажей

Сегодня на полигоне было необычно тихо и даже, можно сказать, цивилизованно. Не орали и не толпились фандомы, застрявшие в дверях в стремлении одновременно выложить пост, не завывала медицинская сирена, когда шустрые медики уносили с поля боя слившихся — увы, ногами вперёд.

ФФБ подсуетился и арендовал арену между выкладками для другого, менее помпезного мероприятия. ВФП! Или, если отказаться от пафосных аббревиатур — Выставка Фандомных Питомцев.

Несмотря на меньший, по сравнению с ФБ, масштаб, ВФП с самого утра зрителями весьма и весьма доставила.

Начать стоило с того, что Тин Вульф принёс с собой огромную клетку, забитую хомяками — авось, хоть один из трёх десятков победит, чем математическая статистика не шутит! Принёс и принёс, казалось бы, никакого криминала, если бы не два «но»: хомяки активно трахались между собой, не обращая внимания на то, что с окончания второго левела прошло совсем немного времени, и не всех нервных беременных детей успели эвакуировать подальше; а потом и вовсе чья-то шаловливая рука (а по непроверенным данным — щупальце) откинула крючок, и пёстрая чёрно-рыжая волна вырвалась на свободу.

Это были отборные хомяки новой породы, имеющие в родословной предков по линии эрсто РФ, краса и гордость племени. Они голосовали за все выкладки, да что там, они голосовали даже за пост набора! Тин Вульф не мог на своих питомцев нарадоваться.

Выбравшись из клетки, хомяки забили даже на такое увлекательное занятие, как секс, и растерянно закружили, пытаясь сориентироваться и понять, что же им надо делать. Они были готовы немедленно закидать выкладку восторженными комментариями и растащить на цитаты. Но не было поблизости ни одной, даже самой завалящей выкладочки, только сам Тин Вульф во плоти.

Множество чёрных глазок зажглись фанатичным огнём, и вот уже первый хомяк, совершив героический прыжок, повис, глубоко вонзив острые зубы в мякоть пальца. Тин Вульф, выругавшись, тряхнул рукой, но сбросить вцепившегося зверька не смог. А потом стало поздно, почуявшие запах крови хомяки ринулись в атаку.

Сейчас никто бы не назвал этих тварей милыми зверюшками. Бешеные глаза-бусинки, оскаленные пасти, капающая из ртов пена, оглушительный писк на грани ультразвука… Будь хомяки чуть побольше — и любой режиссёр бы с руками оторвал их для своего триллера.

Тин Вульфу хватило и таких.

Поначалу он вертелся, сбрасывая хомяков с себя и топча их тяжёлыми ботинками, но вот один особо ловкий забрался повыше и вцепился фандому в горло. Брызнула кровь из разорванной артерии, превратив пёстрого зверька в красного, торжествующий писк вознёсся к небесам — враг повержен!

Тин Вульф упал сначала на колени, потом на бок. Мёртвые глаза смотрели на мир с обидой, укоризной и непониманием. Фандом словно спрашивал, почему с ним так поступили.

Хомяки затихли от неожиданности, обступив труп. Но вот один, смешно дёргая усами, подошёл к телу и уткнулся мордочкой в рану. И вот уже все они, подхваченные стадным инстинктом, бросились на гору свежего парного мяса.

Что это было за пиршество! Вот с тихим хрустом лопнуло глазное яблоко, вот особо мелкий хомячок попытался запихнуть в защёчный мешок откушенный палец, а вот сразу несколько парочек начали трахаться прямо в луже крови, не обращая ни на что внимания.

Безумие кончилось, когда хомяки набили свои желудки. Они удивлённо переглядывались, спрашивая друг у друга, что вообще произошло, и не находили ответа. Что-то глубоко внутри подсказывало зверькам, что после ознакомления с выкладкой стоит идти голосовать.

И тогда хомяки построились в колонну и бодро потопали отдавать свои голоса на благо родного фандома, оставив за собой изгрызенное тело Тин Вульфа и раздавленные тушки неудачливых сородичей.

Предводитель цепочки даже понять не успел, что его убило. Только что под лапками была твёрдая почва, и вдруг — падение, и ничего не видно, и влажная теснота смыкает стенки, проталкивая задыхающегося зверька вниз. Остальные хомяки почувствовали неладное, колонна остановила своё движение, но было уже поздно. Чёрная смерть, попробовав хомячьей плоти, рванула вперёд, не желая упускать добычу.

С пронзительным писком хомяки бросились врассыпную, но сегодня их словно преследовал злой рок. Немногие уцелевшие столкнулись с бумшакалакой, которая сегодня была зубастой и хищной.

А дыра Блича, заглотив последнего «своего» хомяка, сыто чавкнула и схлопнулась, и лишь проплешина в траве свидетельствовала о том, что здесь только что находилось нечто экзистенциальное.

Лишь один хомяк уцелел, умудрившись увернуться и от жадной дыры, и от клацающих челюстей бумшакалаки. Но этот день определённо был несчастливым для грызунов.

Раздался предсмертный писк, хрустнули под туфлей тонкие косточки, но сестра Толкин этого не заметила. Она вела на выставку двух своих питомцев, Финрода и Маэдроса. Разумеется, Сильм ответственно подошла к безопасности любимцев — вокруг один слэш и беззаконие, приличному фандому на улицу выйти страшно! — поэтому эльфы щеголяли в цельнолитых поясах верности.

Если бы все наши планы исполнялись точно так, как задумано!

Пока госпожа Толкин терроризировала приёмную комиссию рассказами о том, какие её эльфы замечательные, возмышенные, благородные и далее по тексту, к Финроду сзади подполз тентакль. Щупальце не стало забираться вверх по ноге — существовал риск обнаружения, поэтому оно воспользовалось столом, возле которого Сильм имела неосторожность оставить своих остроухих.

Пояса верности, конечно, затрудняли доступ к телу, но не для тентакля, который способен проскользнуть между ягодиц там, где металл неплотно прилегает к коже, и найти искомое. И вот уже скользкий кончик с трудом протискивается внутрь, туда, где тепло и тесно…

Вскоре пунцовый и тяжело дышащий эльф приковал к себе взгляды большинства посетителей. А там и Толкин оглянулась на шум…

— Безобразие! — Сильм была в бешенстве, из идеальной причёски выбились прядки, очки съехали на кончик носа, чудом не свалившись. — Я думала, у вас приличное мероприятие! А ваш Жора, он… он… сослэшил Финрода! Я требую компенсации!

ФФБ выслушивал поток претензий, растерянно поглаживая лежащий у него на плечах тентакль.

— Уважаемая, вы ошибаетесь. Никакого слэша не было.

— Как не было?! Я же сама видела, как это, — Толкин обвиняюще указала на Жору, — уползало с места преступления!

— Но это не Жора. Это Жоржетта. У вашего Финрода был гет.

ФФБ стянул щупальце с плеча и сунул Толкин под нос.

— Сами посмотрите, это девочка, у неё нет хуя.

Услышав нехорошее слово, Толкин закатила глаза и упала в обморок. ФФБ пожал плечами и махнул рукой медикам.

Пострадавшую унесли на носилках, следом ушли пафосный Маэдрос и немного дёрганый Финрод.

Жора, конечно, был обижен на то, что его назвали Жоржеттой, но вскоре настроение тентакля полностью исправилось. При желании всегда можно найти, кого выебать и убедиться, что ты всё-таки мужик.

А победу в конкурсе одержал Лавкрафт, который прикорнул на полигоне с прошлой выкладки и из-за тентаклей был принят за питомца.

@темы: Фанфикшен, Фандом Фандомной Битвы (ФФБ), Сильмариллион (Сильм, сестра Толкиен), Рейтинг: R, Жора, Жанр: слэш, Teen Wolf (Тин Вульф)

URL
   

Fandom Fiction

главная