15:28 

ФБ-13, 3 лвл, мини "Твари земные"

Название: Твари земные
Автор: Аурум
Бета: Emberstone
Размер: мини, 3380 слов
Пейринг/Персонажи: Дэус Экс/КХ (односторонний), ФФ/КХ
Категория:слэш
Жанр: романс, ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: еще одна догадка по поводу причины ухода Дэуса из дома
Примечание: АУ к фанону (с)
Предупреждения: мат, инцест, вуайеризм, мастурбация, искусственные части тела, пубертатный период.


— …вернуться через три дня, но, возможно, придется задержаться на неделю. Все документы, необходимые для переговоров с Валв, у меня в кабинете. Будут требовать льгот и скидок – не соглашайся, у них нет для этого никаких оснований…

Ровный голос отца убаюкивал. Дэус ковырнул вилкой фуа-гра и, вздохнув, отложил ее в сторону.

Есть не хотелось.

Хотелось запереться в комнате и доделать наконец новую микросхему, которая, по замыслу, должна была перевернуть все представления о возможностях новейших технологий. Или разбить кому-нибудь рожу. Желательно – старшему-старшему брату, чью постную физиономию Дэус уже видеть не мог.

Вот и сейчас хватило одного короткого взгляда исподлобья, чтобы живот скрутило в приступе ненависти.

Причин было много. ФФ был старшим, наследником рода и корпорации «Эникс», он получал все что хотел, не прилагая никаких усилий, стоило только пальцем ткнуть. Он был, мать его, идеален, и это бесило Дэуса до кровавых Адамов в глазах.

Конечно, в их семье не было принято сравнивать сыновей друг с другом, и отец никогда не говорил «Бери пример с ФФ». Это было бы непедагогично. Но Дэус все равно ощущал себя вторым сортом. На фоне блистательного ФФ, еще три года назад занявшего пост вице-президента корпорации, все достижения Дэуса казались блеклыми и невыразительными. По крайней мере, ему самому, хотя ни отец, ни ФФ ни разу не дали понять, что Дэус не заслуживает права носить фамилию рода.

Но главным было не это. С этим Дэус смириться мог – в конце концов, ему едва исполнилось шестнадцать, и все по-настоящему весомые успехи еще были впереди. Ненавидел Дэус ФФ за то, что у того был КХ. Тощий и язвительный, средний брат был той еще сволочью, отравлявшей существование всем, кому не повезло жить в одном с ним доме, но Дэуса это не слишком волновало. Тревожило другое – КХ смотрел только на ФФ, в упор не замечая самого Дэуса.

А тот сходил с ума от невозможности получить желаемое. Пусть не навсегда, пусть хоть на одну ночь – Дэус был согласен и так – но он хотел увидеть КХ в своей постели. А тот не поддавался, смеялся, трепал Дэусу волосы, будто тому до сих пор было восемь лет, и уходил.

Из размышлений его выдернул шепот сидевшей рядом Лары:

– Дэус! Прекрати!

Он опустил взгляд, безразлично отметив, что вилка, которую он стиснул в руке, не выдержала напора и погнулась, свернувшись в форме буквы «зю». Аккуратно выпрямил все зубчики, мимоходом отметив, что надо подрегулировать пару настроек в искусственной руке, и прислушался к разговору.

– …новому договору, мы получаем двадцатипроцентную скидку на все товары в течение пяти лет при условии своевременной оплаты. Кроме того, я сейчас работаю над заключением договора с госпожой Биовар о поставках…

Мерную речь ФФ нарушила тихая трель. Отец достал из кармана телефон, бросил на него короткий взгляд и поднялся:

– Машина подана. Позвоню из самолета, отправь все данные по Биовар мне на почту.

– Хорошо, отец, – кивнул ФФ.

– И передай КХ, что я все еще жду его материалы по делу «Мультифандом против ЛоГГа», – отец неодобрительно посмотрел на пустующее место по правую руку от себя. – Слушание на следующей неделе, а у него еще не все свидетели обвинения допрошены.

– Обязательно, – губы ФФ чуть изогнулись в легкой улыбке, которую он тут же спрятал в бокале с вином. Дэусу немедленно захотелось размазать эту улыбку металлическим кулаком, чтобы ФФ больше никогда, никогда не смел говорить о КХ таким тоном.

Отец сухо кивнул Дэусу и Ларе и, не прощаясь, покинул столовую, на ходу доставая портсигар.

Дэус выдохнул. Вдохнул и снова выдохнул. И растянул губы в приветливой улыбке, заметив взгляд ФФ. Тот насмешливо поинтересовался:

— Полегчало?

— Намного, — огрызнулся Дэус, скинув с колен салфетку и поднявшись. – Спасибо, все было очень вкусно. Я буду в своей комнате.

Выходя, он едва подавил совершенно детское желание хлопнуть дверью так, чтобы задребезжали бокалы. Ненависть накатывала яростными, жгучими волнами, и Дэус боялся, что еще минута улыбочек и понимающих взглядов – и он все-таки не выдержит.

Чертов старший брат.

* * *

Сегодня определенно был не его день.

В этом Дэус уверился еще пару часов назад, когда последовательно едва не обжегся о паяльник, уронил лупу и оставил на светлом прохладном металле руки некрасивую царапину. Теперь, спускаясь в библиотеку за нужной книгой, которой, естественно, не нашлось в комнате, он запнулся о ковер и едва не слетел с лестницы.

И в библиотеке кто-то был – из-под двери пробивалась тонкая полоска света.

Блядство.

Встречаться с кем бы то ни было из братьев и сестер Дэусу сейчас не хотелось совершенно. Тем более что вариантов было не так уж много – ФФ, КХ или Лара. Все остальные разъехались кто куда, наслаждаясь последними неделями каникул перед началом Фандомной Битвы.

Вздохнув, он толкнул дверь, рассчитывая быстро зайти, молча взять книгу и уйти.

И замер на пороге. Воздух вдруг стал густым и липким, забил нос и рот, не давая дышать. Сердце ухнуло в пятки, а потом забилось где-то в горле гулко и часто; к щекам прилила мгновенно вскипевшая гневом и ревностью кровь.

В библиотеке были двое. ФФ Дэус почти не видел — его скрывала влажно блестящая в тусклом свете спина КХ, сидевшего на его бедрах. Только рассыпавшиеся по плечам белые волосы и можно было рассмотреть. Зато КХ Дэус видел прекрасно — и острые выступы лопаток, и ямочки над поясом домашних брюк, и сжатую на подлокотнике кресла руку.

В джинсах стало тесно; в голове шумело. Какой-то частью сознания Дэус понимал, что ему лучше уйти, сбежать, пока не обернулся КХ и не поднял голову ФФ, но ноги будто примерзли к полу. Сжатый джинсами член болезненно ныл; во рту было сухо и горько, будто Дэуса всего, с головы до ног, засыпали горячим и колючим песком.

КХ одним слитным движением соскользнул с колен ФФ вниз, устроившись между его раздвинутых ног. Встряхнул головой — Дэус рвано выдохнул сквозь зубы — и наклонился. Потерся щекой о бедро брата — из прикушенной губы Дэуса выступила кровь — и расстегнул брюки, высвобождая член ФФ.

Этого Дэус уже не выдержал. Как можно тише отступил в коридор, развернулся и бросился прочь, прочь, прочь от непрошеного и нежеланного знания.

Как он добрался до своей комнаты, Дэус потом так и не вспомнил. Очнулся он лишь в ванной, под ледяными струями воды, заливавшей нос и рот. Перед глазами все еще стоял коленопреклоненный КХ, и предательское воображение раз за разом подкидывало новые картинки того, что могло бы быть. Что если бы на месте ФФ был сам Дэус? Каково это — чувствовать, как тонкие, капризно изогнутые губы смыкаются на его члене? Или запустить руку в наверняка мягкие пряди, оттянуть голову КХ, открывая белое горло, и кончить ему на лицо?

Дэус ударил кулаком в стену. Еще раз и еще. Боль отрезвила, но ненадолго — в ушах тут же отдался довольный стон КХ, когда ФФ обхватил ладонью и сжал его ягодицу.

Дэус взвыл и, больше не сопротивляясь, опустил руку вниз, расстегивая ширинку. Джинсы намокли и неприятно липли к телу; поджавшиеся яйца ныли. Дэус закусил губу, обхватив член металлической рукой — прикосновение обожгло холодом, и от контраста перед глазами поплыли радужные круги.

Нескольких резких, почти болезненных движений пальцев хватило, чтобы на руку плеснуло белое, тут же смешавшееся с все еще льющейся водой и исчезнувшее в сливе.

Дэус обессиленно сполз по стене. От холода уже трясло, и надо было бы встать, выключить холодную воду и снять промокшую насквозь одежду, но шевелиться не хотелось. Не хотелось вообще ни-че-го. Кроме, разве что, пистолета с одной пулей. Для ублюдка, называющего себя его старшим братом.

Или для себя.

Не день Дэуса, определенно.

* * *

Проснулся Дэус почти в хорошем настроении. Снилось что-то незапоминающееся, но приятное, и, кажется, он наконец-то понял, как избавиться от досадного побочного эффекта в своем проекте. Правда, через минуту от любви к окружающему миру не осталось и следа — нахлынули воспоминания о вчерашнем вечере.

Дэус застонал и накрылся подушкой — от одной мысли, что придется вставать, идти на тренировку, смотреть на ФФ и КХ, делая вид, что он ничего не видел и не знает, замутило. Может, пропустить сегодняшний день? Притвориться заболевшим, например, тем более что в груди после холодного душа что-то клокотало при каждом вздохе.

Но все надежды обратились в прах, когда на пороге его комнаты возникла веселая и неприлично бодрая Лара:

— Проснись и пой, братец!

— Заткнись и спи, — огрызнулся Дэус, неохотно выползая из-под одеяла.

Лара рассмеялась:

— Ты не меняешься. Тренировка через пять минут, не опаздывай.

— Помню, — буркнул Дэус, роясь в груде вещей на полу. Спортивные штаны, по закону подлости, оказались в самом низу. — Все уже встали?

— ФФ уже и уехал куда-то с утра пораньше, я не поняла, куда. Так что мы втроем.

Прекрасно. Просто прекрасно. Только этого для полного счастья и не хватало. Идей по поводу того, как теперь разговаривать с КХ, по-прежнему не было.

— Ну? Ты скоро? — Лара нетерпеливо пританцовывала на месте. — Спорим, я тебя в тире сделаю?

— Ага, щаз, — огрызнулся Дэус, нырнув в ванную, чтобы переодеться. — Опять просрешь все полимеры и пять выстрелов из десяти.

— А вот и нет! Мне братец объяснил, где ошибка, так что теперь я тебе еще покажу!

— Какой братец? — подозрительно уточнил Дэус, высунувшись из-за двери. — Хитман, что ли? Да он сам со стрельбой лажает как пиздец.

— Да нет же! ФФ! — Лара недовольно топнула ногой. Пустые кружки из-под кофе на столе грустно звякнули.

Дэус уронил тюбик с зубной пастой и мрачно уставился в зеркало. ФФ, опять ФФ, всегда и везде ФФ!

Как же он его ненавидел.

От холодной воды заломило зубы и заныли виски. Но раздражение ушло, и, выйдя к Ларе, Дэус почти мог улыбаться. Почти.

* * *

Занимался Дэус с остервенением, почти на грани своих возможностей. Выжал девяносто килограмм, чувствуя, как начинают болеть мышцы даже в искусственной руке, уделал Лару в тире по всем фронтам — хотя стоило признать, что теперь стреляла она явно получше, — и старательно не смотрел на КХ. Который, как назло, все время оказывался рядом. Косил желтым взглядом из-под встрепанной челки, тянулся вперед, демонстрируя синеватые следы от пальцев под задравшейся майкой, и то и дело отпускал язвительные комментарии.

Дэус терпел. Сжимал зубы, смотрел в одну точку, считая вдохи, выдохи и подходы, и пытался сохранять спокойствие.

Почти получилось. Если бы не роковое «У ФФ получается гора-а-аздо лучше» в самом конце тренировки, когда Лара уже успела ускакать наверх, к душу и горячему завтраку, а Дэус заканчивал последнюю серию.

Не выдержал все-таки.

Рванулся вперед, вжал КХ в стену с неожиданной даже для себя силой, так, что голова брата безвольно мотнулась, стиснул металлической рукой его горло. Потом наверняка останутся синяки.

— Почему он? Почему не я? — зло и отчаянно выдохнул Дэус прямо в удивленно приоткрытый рот.

У КХ даже дыхание не сбилось, только рыжие ресницы вскинулись — и опустились. Он вздернул подбородок, глядя на Дэуса со смесью жалости и брезгливого любопытства. Как на какую-нибудь одноногую собачку, блядь!

— Не дорос еще, братец. Не люблю, когда быстро стреляют.

И ухмыльнулся, ублюдок. Будто не стоял сейчас прижатый к стене, будто Дэус не мог сжать руку еще сильнее, перекрывая кислород окончательно. Ломая шейные позвонки.

Десять секунд — потеря сознания. Двадцать — и голова упадет на грудь под невозможным для живого фандома углом.

А КХ радостно скалился, будто и не был сейчас в двадцати секундах от смерти.

Даже ненависть к ФФ отошла на второй план — из глубин души Дэуса поднималось темное и злое, клацающее зубами и жаждущее крови. Желающее КХ. Убить или выебать — с выбором у Дэуса были капитальные проблемы. Его крыло, вело, как пьяного, от внезапно свалившейся на голову власти.

С которой он решительно не знал, что делать.

Можно было убить — всего пять секунд, одна перезарядка пистолета — а потом бежать, бежать как можно быстрее, пока сзади не послышится свист катаны, рассекающей воздух и самого Дэуса.

Можно было выебать; десять секунд — и КХ обмякнет, безвольно обвиснет, удерживаемый лишь рукой Дэуса на горле и его же коленом — между бедер. С него можно будет содрать шмотье и наконец получить желаемое так давно.

Но Дэус не хотел — так.

Он не хотел…

Осознание происходящего едва не сшибло с ног, стукнуло пыльным мешком по голове и окатило жгучей волной ненависти. Теперь — уже к самому себе, к тому, что он сейчас делал и о чем думал.

Дэус вскинул голову; в расширенных зрачках КХ отразилось его испуганное лицо с затравленным взглядом, и стыд сменился гневом. Слабость! Постыдная слабость, которую он не должен проявлять нигде и никогда! Которую КХ будет припоминать ему целую вечность — это Дэус понял по одной лишь паскудной ухмылке, исказившей резкие черты.

Стереть, содрать ее, если потребуется — с кожей, нервами и мясом, лишь бы больше не видеть и не знать, что КХ умеет улыбаться так, будто обещает все круги ада на земле.

Дэус качнулся вперед, едва осознавая, что делает, и накрыл губы КХ поцелуем — жестким, грубым до крови, имеющим лишь одну цель: заставить его перестать ухмыляться, забыть все, что Дэус позволил ему увидеть секунду назад.

Но, чувствуя, как под ладонью размеренно и спокойно стучит чужое сердце, Дэус уже понял — брат не забудет. А при случае обязательно припомнит, и не один раз.

Тварь. Какая же родная и любимая тварь. Все они такие, золотые мальчики своего отца, вершина эволюции, последнее звено пищевой цепочки. Съедят, не подавившись, любого, кто посмеет встать на их пути.

Дэус отстранился, еще чувствуя на губах чужой вкус. Член стоял колом, натягивая ткань штанов. Медленно убрал руку с горла КХ — на белой коже уже проступили красные отпечатки будущих синяков — и отступил на шаг, все еще с трудом соображая.

КХ насмешливо и неторопливо облизнулся, смакуя выступившую из ранки на губе кровь, и ухмыльнулся:

— Я же говорил — не дорос еще до взрослых игр.

— Иди нахуй, — огрызнулся Дэус. Подобрал с пола влажную майку и отправился к двери, чуть прихрамывая. Мышцы после чрезмерной нагрузки болели; на душе скребли не кошки даже, а настоящие леопарды, грациозные и опасные. Совсем как КХ.

Из-за спины донесся оскорбительный веселый смех. Дэус не обернулся.

* * *

— Да пошел ты в жопу!

— Там дождь. Дорога скользкая.

— Да мне наплевать!

Посуда на столе жалобно звякнула, когда Дэус в ярости вскочил из-за стола, едва не сдернув на пол скатерть.

— Он — с удовольствием, — хихикнул КХ, вальяжно развалившийся на стуле. Дэус обжег его злым взглядом — утренний инцидент еще не успел изгладиться из памяти — и вновь уставился на ФФ, тоже поднявшегося и теперь опирающегося руками на край стола.

— Ты. Никуда. Не пойдешь, — слова падали как камни. ФФ сам был похож на статую — белые волосы, белые ресницы, белая рубашка. Отчаянно дорогой и невыносимо изысканный мрамор.

— Ты мне не отец!

— Но брат.

— И только поэтому еще жив! — запальчиво крикнул Дэус. И осекся, запоздало поняв, что и кому он только что сказал.

На секунду в столовой повисла неудобная вязкая тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием Дэуса.

А затем КХ рассмеялся. Легко, весело и до зубовного скрежета обидно. И добавил — контрольным:

— Милое, милое дитя, сколь…

Конца фразы Дэус уже не услышал, сломя голову выбежав из комнаты. Уши пылали, сердце стучало где-то в горле, а в крови бушевал гнев.

Да как они смеют! Указывать, советовать, смеяться над ним, будто Дэус еще несмышленыш, едва научившийся читать и писать! Нахуй, нахуй идиотов-родственников, он сам знает, что лучше делать!

Гараж встретил его светом и едва уловимым запахом машинного масла. Дэус походя огладил лакированный черный бок мотоцикла и подцепил висевшие на руле очки. Плевать на старшего брата, на погоду, на все плевать, он хочет и будет кататься тогда, когда ему вздумается.

Автоматические двери с тихим шорохом раздвинулись, мотор ликующе взревел, и Дэус выехал из гаража к ночи, дождю и вожделенной свободе. Мокрый ветер ударил в лицо, на секунду вышибив дух и ненужные мысли, но потом перед глазами вновь всплыла унылая рожа старшего брата, и ярость взметнулась с новой силой.

Дэус нажал на газ, разгоняя мотоцикл еще сильнее. Дорога гладко ложилась под колеса, мысли, легкие и свободные, роились и дробились, переплетались, образуя самые невероятные сочетания, которые Дэус перебирал в голове, как колоду карт.

Он фыркнул, представив КХ только лишь в берете Валета, а ФФ — в кринолине придворной Дамы, и на секунду ослабил хватку на руле.

Этого оказалось достаточно.

Колеса заскользили по щедро политой дождем дороге, мотоцикл пошел юзом, и последнее, что Дэус увидел — несущееся прямо на него дерево.

А дальше была только темнота.

* * *

Дэус очнулся резко, будто в голове разом включили все лампы. Все тело ныло, отсутствующую руку дергало болью, а во рту словно птицы насрали. Он попробовал открыть глаза и тут же зажмурился — в комнате было слишком много света, даже несмотря на задернутые шторы. А еще рядом с ним кто-то был — Дэус чувствовал, как проминается матрас под чужим весом, и слышал тихое сосредоточенное сопение.

Он разомкнул слипшиеся ресницы и прищурился — перед глазами все расплывалось, будто он смотрел на мир сквозь очень мутное стекло. Впрочем, через несколько секунд зрение вновь стало четким, и Дэус сфокусировал взгляд на высоком каштановом хвосте и курносом носе. Лара.

— Что?.. — голос слушался с трудом, каждый звук драл горло ржавой теркой, и Дэус хрипло попросил: — Воды.

— Ой! — Лара испуганно дернулась и тут же расцвела улыбкой: — Ты очнулся! Сейчас!

Она перегнулась через спинку кровати и выудила откуда-то оттуда бутылку с водой, которую и поднесла к губам Дэуса. Тот дернулся было забрать тару и напиться самому, но Лара преувеличенно грозно погрозила ему пальцем:

— Не дергайся, а то швы разойдутся. Ну и доставил же ты нам хлопот.

Вода принесла желанное облегчение, и Дэус наконец-то смог сосредоточиться на чем-то еще, кроме отвратительного вкуса во рту.

— Что произошло?

— Ты попал в аварию — мотоцикл занесло на мокрой дороге. Когда ты не вернулся через пару часов, мы начали беспокоиться и решили тебя поискать. Едва успели — еще полчаса, и ты стал бы трупом.

— Кто?.. — Дэус закашлялся; грудную клетку пронзило болью.

— ФФ. Принес тебя в дом на руках, и швы потом сам все накладывал, меня даже посмотреть не пустил, — Лара закатила глаза. — Чего я там не видела. Рука твоя, кстати, совсем сломалась, восстановлению не подлежит, но через пару дней обещали привезти новую.

— Угу, — отрешенно кивнул Дэус, едва слыша, что говорит сестра. Щеки медленно и неотвратимо заливала краска мучительного стыда. Совесть, раньше казавшаяся рудиментарным отростком, внезапно подняла голову и вгрызлась в растрепанную неожиданным знанием душу Дэуса. А всплывшие в памяти смутные обрывки то ли воспоминаний, то ли снов-видений самочувствие отнюдь не улучшили. В них Дэус прижимался щекой к чьей-то груди и недовольно крутился, пытаясь вырваться из крепкой хватки, и кусал зажимавшую его рот ладонь, пока удаляли имплантат руки.

Блядь. Блядьблядьблядь.

Как теперь смотреть ФФ в глаза, Дэус не представлял.

А тот оказался легок на помине — вырос на пороге комнаты так тихо, что если бы не легкое дуновение сквозняка, Дэус бы и не заметил появления брата.

— Очнулся уже?

Дэус кивнул, старательно избегая смотреть выше бриллиантовых запонок на манжетах рубашки.

— Как себя чувствуешь? — ФФ подошел ближе и сжал в прохладных пальцах запястье Дэуса. Тот вздрогнул и едва не отдернул руку, прежде чем понял, что ФФ просто считает его пульс. — В норме, вижу. Лара, выйди на пару минут, нам нужно поговорить.

Дэус вскинул на сестру умоляющий взгляд, буквально вопя о помощи и «Не оставляй меня с ним наедине, пожалуйста!», — но та притворилась, будто не заметила. Хотя, может, и правда не видела — с Ларой никогда ни в чем нельзя было быть уверенным.

— Итак, — ФФ поддернул брюки и аккуратно присел на край кровати. — Ты уже понял всю опрометчивость своего поступка, так?

Дэус угрюмо кивнул, разглядывая чокобо на галстуке брата. В глаза ему он по-прежнему смотреть не хотел и не мог.

— Тогда обсудим твои планы на будущее. Еще три дня ты пробудешь на постельном режиме, но потом вернется отец, и ему надо будет что-то объяснить. Хочешь поговорить с ним сам?

— Нет, — выдавил Дэус, все же вскинув голову. И тут же отвел взгляд от лица ФФ — невыносимо было видеть в его глазах насмешливое сочувствие и понимание.

— В таком случае, у нас два варианта действий…

— Я уеду, — перебил его Дэус, приподнимаясь в постели и морщась от боли в спине. ФФ, заметив это, протянул руку и подвинул ему еще одну подушку. К щекам Дэуса прилила кровь. — Куда-нибудь. Меня давно звали в технологический колледж, да и Силиконовая долина не так уж далеко. Не хочу здесь оставаться.

И ведь действительно — не хочет. Что-то в нем с хрустом сломалось в тот дождливый вечер, или позже, или даже прямо сейчас, и странно, что ФФ этого не услышал. Может, это отломилась ветка семейного древа, а может — порвались последние нити кажущейся такой детской влюбленности. Дэус не знал — и, в общем-то, не очень стремился узнать.

— Хорошо, — белый хвост мазнул по одеялу, когда ФФ кивнул. — Если хочешь, я дам тебе рекомендательные письма к паре моих знакомых, они помогут на первых порах.

— Нет, — Дэус покачал головой; умиротворенное спокойствие наполняло его до краев, он не чувствовал ни гнева, ни ревности. Просто великолепно. — Если я чего и добьюсь, то сам.

— А ты вырос, — с усмешкой заметил ФФ, вставая. — Будет интересно поговорить лет через пять.

Дэус против воли фыркнул:

— Посмотрим.

— Да. Отдыхай, я зайду вечером.

Дэус что-то невнятно пробормотал вслед брату — глаза начали слипаться, и в сон потянуло со страшной силой. Он натянул одеяло на голову и свернулся клубком, баюкая ноющую культю. И, уже на грани сна и яви, вдруг поймал себя на мысли: «КХ так и не пришел». И — ничего не почувствовал. Ни горечи, ни разочарования, ни обиды.

Кажется, он действительно вырос.

@темы: Deus Ex (Дэус Экс), Final Fantasy (ФФ), Kingdom Hearts (КХ), Рейтинг: R, Фанфикшен

URL
   

Fandom Fiction

главная