16:45 

Ollyy "Школа оргов"

Название: Школа оргов
Автор: Ollyy
Бета: Ksandria
Размер: миди, 5996 слов
Пейринг/Персонажи: орги, фандомы, одностороний ФФБ/Финалка
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: от NC-17(kink!) до NC-21
Краткое содержание: Что, если Фандомная битва — это выпускной проект учениц Школы оргов, от успешности которого зависят их итоговые оценки?
Примечание: при описании конфликтных ситуаций в тексте использованы множественные цитаты с Инсайда и из ВиО, рандомно приписанные разным фандомам. Автор извиняется за возможное !пронзание. На самом деле все было совсем не так.


О старте проекта было объявлено загодя.
— Обычный выпускной экзамен, ну, — пожал плечами Дженерейшн Килл. — Ванильки! То ли дело у меня. Тест уже на входе в фандом. Провалившимся — угрозы, проклятия и обвинения в пейринговом блядстве во все дырки.
— А если их нет? — пискнула Отраднева, стыдливо зажимая коленками подол платья. — Ну, дырок?
Дженерейшн Килл белозубо улыбнулся и закинул на плечо автомат:
— Будут. Мои орлы сначала проделают, а потом в них же и выебут.
— Хватит уже этого самофорса, — Бакумацу скривился. — Мы вовсе не о вас, уважаемый, разговариваем.
— В прошлом году уже было то же самое, только с меньшим размахом, — зевнул Куро. — Неплохое развлечение, подумываю поучаствовать снова.
— А мы папку приведем, — ухмыльнулся КХ. Все, кроме Финалки, вздрогнули: они были наслышаны о семейке Эникс.
— Финалка, а как же ты? — с придыханием спросил ФФБ. Он неровно дышал к светловолосому фандому — красивый же, с-с-сука.
— Буду помогать отцу, — пожал плечами тот.
— Так что требуется от нас? — Оридж оглядел присутствующих. — Выступить участниками в мероприятии, которое будут проводить выпускники Школы оргов?
Фандомы смерили его внимательными взглядами.
— Тебе-то достаточно будет просто заявиться, — наконец отозвался Блич. Кто-то захихикал. Запахло первым, не дозревшим еще холиваром.
— Тем более, в прошлый раз его орги звали-звали, — вбросил Реборн. Сам он твердо решил поучаствовать в будущем веселье и заранее готовил выпускникам «подарки».
— Пойду-ка я друзей позову, — Кей-поп достал мобильник и принялся яростно стучать по кнопкам. — Небольшая рассылка контактов на двести… Так, готово. Значит, мы помогаем оргам пройти через первое в их жизни мероприятие?
— Вернее будет сказать, молодой человек, помогаем понять, что это такое — организовать мультифандомный конкурс, — уточнил незаметно присоединившийся к компании ОЭ.
— И знакомим со всеми подводными камнями, хех, — Сумерки крякнул и отпил еще глоток портвейна прямо из бутылки. — Анально. В смысле, на их, оргов, личном опыте.
Хеталия ничего не понял, но решил, что большая тусовка фандомов — отличная идея. В своем заблуждении он был не одинок. Директор Школы и рассчитывал на это. Он включил в состав команд учителей из аттестационной комиссии, разрешил ФФБ, ошалевшему от перспективы официально сталкерить Финалку, организовать реалити-шоу, чтобы освещать события экзамена, и поудобнее устроился в черном кожаном кресле. Веселье только начиналось.

— Во что мы ввязались, — тоскливо вздохнула старый орг. Она только-только сменила ник и цвет аватарки, и теперь то и дело любовалась на себя в зеркале: к лицу ли? Не полнит ли?
— Обычный экзамен, ну. — Новый орг подумала, не добавить ли пару отутюженных и накрахмаленных скобочек после точки с пробелом, но решила оставить старые привычки непрофессиональной сфере. — Вон, бери пример с отсутствующего орга.
Последняя полностью соответствовала своему нику, то есть отсутствовала. Поверх коробки с заботливо подготовленной для нее старым оргом аватаркой лежала наспех нацарапанная одиннадцатым Calibri записка: «Убежала по делам. Если понадоблюсь — пишите в умыл».
— И вроде не в первый раз, — старый орг отряхнула с аватары несуществующие пиксели. — А все равно…
— Ну да, ты же в прошлом году тут и получала сертификат о неполном оргском образовании, — кивнула новый орг. Сама она обучалась в другом учреждении и перевелась в Школу только в этом году, под самые экзамены. — И что, сложно было?
— Тогда был Первая треть, — старый орг вздохнула, она скучала по товарищу. — Он тянул львиную долю работы на себе.
— А теперь будешь тянуть ты, — от доброй насмешки в чужом голосе сразу стало легче. — Ну что, сколько у нас участников?
— Больше сотни, и продолжают прибывать, — старый орг схватилась за голову. — Где мои пятнадцать лет и прошлогодняя километровая переписка с фандомами, чтобы убедить их хотя бы подумать об участии?!
— Ха! Ну что ж, время для первого оргского решения.
— М-м-м? — старый орг оторвалась от экселя, в котором подбивала список заявившихся команд.
— Верхний порог для участников — раз, — новый орг деловито загибала пальцы. — Думаю, ста пятидесяти команд будет более чем достаточно. Какое-то подобие отбора — два. А то совсем с цепи сорвались: логопедия… — она хмыкнула.
— Да ладно тебе, — старый вступилась за маленькую, но успевшую громко, буквально в мегафон заявить о себе команду. — Очень полезный фандом. Представь: эфиры на Мульти-радио, вечные вопли про картавых, мямлящих, орущих и шепчущих. А тут бах, приходят логопеды и ставят всем правильное произношение. Нам бы еще команду Орфоэпии и Любителей валерианки, — мечтательно закончила она. — Так кого под нож?
— Покажи-ка список… Хм-м-м, давай вот этих. Что это за фандом вообще — Великая Депрессия?
— Ну-у-у… — по привычке, оставшейся с прошлой ФБ, экс 3/3 Орга норовила приласкать и приголубить все команды без исключения. — Они старались…
— Вот только ты не начинай. Вспомни курс «Быть фандомом. Быть в фандоме» и практические занятия. Что говорит читатель, когда слишком вежлив для того, чтобы послать автора нахуй, а также на форматирование харда, стерилизацию и харакири?
— Автор старался, — хором проговорили обе и рассмеялись.
— Ну ладно, — смилостивилась новый орг, — скажем ему написать письмо-обоснование того, почему он — фандом. Не менее четырех тысяч слов; шутка. Справится — молодец и велкам ту зе клаб. Так, вроде ничего не забыли? Набор ведем, даже кнут у нас и то пряничный, с Инсайдом подружились…
— Остались правила, — проговорила старый орг.
Обе вздохнули. Подул ветер, и валявшаяся без дела аватарка отсутствующего орга с согласным шелестом спланировала на пол.

В актовом зале Фандомной битвы было людно.
— Ну что, что, идут? — Порри Гаттер приплясывал от нетерпения. Ворон, просветленный прошлогодней чехардой с правилами, курил и иногда выпускал дым в сторону особенно громкого энтузиаста. Он предпочел бы продлить прекрасные мгновения без правил.
— Поскорее бы, — Хорошая жена взад и вперед прохаживалась перед сценой. На нее шикали те, кому она мешала пройти к местам, но она только махала на них рукой. В уме она проигрывала возможные правила, выискивала в них возможные косяки и подходящие формулировки для возможных возражений, от оскорбительно-вежливых до откровенно хамских. В этом занятии Хорошая жена, кстати, была не одинока.
Общий сбор переносили уже три раза. Не то чтобы фандомам были так уж необходимы эти правила, интереснее было устроить оргам первую очную ставку. Поглазеть на них, обсудить аватары, тон сообщений и умение держать удар. Кто-то уже заготовил первые, разминочные задания, кто-то рассчитывал на экспромт.
Когда в дверях появились орги, в зале воцарилось молчание: томительное, полное предвкушения. С таким молчанием в день свадьбы будущая теща приветствует жениха, а племя каннибалов — дорогого гостя.
— Правила Фандомной битвы 2012, — откашлявшись, начала старый орг. Голос ее звучал строго и сухо.
Фандомы в едином порыве подались вперед, боясь пропустить хоть слово. Некоторые конспектировали. На миг новому оргу показалось, что глаза их горели красным. Она моргнула, и наваждение исчезло.
— У вас дырка, — сказал Бакумацу сразу, как только старый орг замолчала.
— Простите? — нахмурилась та, незаметно оглядывая аватарку.
Галерка рассмеялась. По залу прокатились шутки — они, словно снежный ком, набирали рейтинг по мере приближения к первым рядам, от невинной «Невежливо говорить даме, что у нее порвался чулок» до жлобски-прямолинейного «Между ног у нее дырка».
— В правилах, — Бакумацу скривился. — Между мини и миди дырка в тысячу слов.
Все свои заявления — и о смене ника, и об отказе от слэша, и о дырке в правилах — он делал с видом настолько обстоятельным и хмуро-самоуверенным, что было не понять, серьезен он или толсто троллит.
— Куда нам девать тексты на три с половиной тысячи слов?! — поддержал его Шестой. Реакцию оргов он предусмотрительно принтскринил айфоном: по три скриншота каждые пять секунд. — Неужели мы не можем выложить их даже внеконкурсом?
Некоторое время старый орг воодушевленно доказывала преимущества такой схемы деления текстов на квесты. Преподаватель по имиджу поставил ей два плюса и один минус. Первые за умение отстаивать свою точку зрения и не прогибаться, второй — за игнорирование долгосрочных перспектив. Воодушевившись вдохновенной речью старого орга, фандомы включились в дискуссию. Сейлор-Мун предлагала добивать тексты до нужного объема эпиграфами, Пандора лихо выскочил с идеей не считать словами служебные слова, но после точного удара Розенталем по голове (Русская классика хмыкнула и спрятала любимый томик с золотым тиснением и бритвенно-острыми железными уголками обратно в сумочку) замолчал и голоса больше не подавал. Под шумок Вокалоид с Франкофонией устроили импровизированный концерт, а ФФБ сделал более ста фотографий Финалки: скучающе смотрящего в потолок и неодобрительно — на самого ФФБ.
— Четыре тысячи слов миди? Будут вам четыре тысячи слов, хе-хе-хе, — Сумерки запульнул пустой бутылкой в сцену, достал новую и принялся громко делить четыре тысячи слов на пятьдесят три зайца.
Когда Иван Грозный весомо заявил, что авторов вместе с их внелимитными текстами надо ссылать в Сибирь, то есть в ЖЖ, оргам стало ясно — линию поведения пора менять.
— Э-э-эм, — старый орг неуверенно оглянулась на нового. Та лихорадочно махала руками и корчила рожи. «Тайный код», — поняла старый орг и принялась расшифровывать. — Внелимитные тексты нельзя. Вообще нельзя? А-а-а, нет, можно. Куда, бля, их можно?!. Чле?.. Нахуй, что ли? А, поняла-поняла, челлендж. Точно. Отправляйте их на челлендж.
— Отлично, — громко завопил Гандам; в свободное от полетов и холиваров время он любил сочинять фики. — Теперь я могу закрывать челлендж текстовыми выкладками!
— Даешь стопиццот текстов, — поддержал его Южный парк.
— Выгоняем нахуй всех любителей хэндмейда, додзей и аватармейкеров!
Медленно до оргов стало доходить, что что-то пошло не так.
— Мы еще подумаем, — сказала новый орг. — Давайте вернемся к этому вопросу через неделю.
— Один ноль в нашу пользу, — захихикал Реборн и немедленно продолжил, — а что с бонусами?
— А что с ними? — фальшиво удивился ОЭ. Реборн нравился ему все больше и больше — определенно далеко пойдет.
— Их количество действительно неограниченно?
— Ну да, — переглянувшись, ответили орги.
— И если я сделаю сто бонусов, то получу сто баллов?
— Да.
— А если пятьсот — то пять сотен баллов?
— Угу.
— А если две тысячи…
— Если сделаешь, то конечно, — старый орг позволила себе улыбку. Зря, ох зря.
— Двести три серии по двадцать минут разделить на десяти… нет, лучше пятисекундные ролики, итого получится… тысяч сорок гифок… А ведь есть еще спешиалы.
— Гифки, — сладострастно выдохнул Стар Трек. Сидевшие рядом с ним фандомы тут же сбежали от греха подальше.
СЭ тихо беседовал с сыновьями.
— Каждый из вас в день делает по тридцать демотиваторов. Деус Экс, Ева, ТВИВИ и остальные — по пять, они еще маленькие, им сложно успеть больше. До старта Фандомной битвы осталось два месяца, до выкладки первого бонуса еще больше. И не будьте дураками, как Реборн, не кричите об этом на каждом углу. Все дыры в правилах можно и нужно использовать к собственной выгоде.
— Пап, да @Дневники рухнут, — махнул рукой КХ. — Не из-за нас, а вот из-за того горластого любителя гифок. Думаешь, он просто так орет? Он же их правда наделает, ему не слабо. А когда принесет выкладывать, лягут все @Дневники.
— Реборн сделает, — коротко подтвердил Финалка.
— Хм, — СЭ думал всего секунду. — В таком случае мы будем выкладывать только ссылки на другие ресурсы, где и будут храниться работы. Пачками по сто штук. Каждую тысячу нумеруем отдельно. Приходим первыми, до Реборна. И я уточню про форс мажоры в виде технической невозможности успеть вовремя.
ФФБ, подкравшийся к игровому клану и внимательно слушавший весь разговор, мысленно снова и снова проигрывал короткую фразу «Реборн сделает». Сердце его то сладко таяло от холодного голоса, то исходило ревностью. Что значит, Реборн сделает? Что за отношения связывают их с Финалкой? Почему он так уверенно и одобрительно говорит об этом анимешнике?! ФФБ кусал губы и отчаянно мечтал дискредитировать мелкого наглеца в красивых льдисто-серых глазах.
В актовом зале между тем стало оживленно. Желающих потроллить оргов было не отличить от ньюфагов и альтернативно одаренных. В воздухе каждую секунду свистели все новые и новые вопросы:
— А я повесил на стене своей комнаты рисунок. Можно принести его на ФБ? У меня в комнате почти не бывает никто, а уходя, я всегда запираю дверь.
— Значит, перевод ста страниц додзинси с японского вы оцениваете наравне с тремя говноавками?!
— А в чем разница между челленджем и неформатом?
— Челлендж не должен быть обязательным квестом!
— Верните аватарки!!!
— Верните некрофилию, ироды!
— Верните Треть, верните ФБ-2011!
— Олдфаги, заебали! Свалите нахуй со своей ностальгией и не мешайте нам нормально тролл… в смысле, обсуждать правила.
— А еще — а если, скажем, один персонаж в психозе думал, что второй мертв, и изнасиловал его, а тот, так сказать, «ожил»? Это же не считается некрофилией?
— Я хочу такое почитать!..

Директор с искренним интересом следил за видеотрансляцией. Аплодировал особо удачным вопросам, радовался, когда подопечные с честью выходили из положения. Впрочем, основные его симпатии явно были сосредоточены на одной из выпускниц.
— Ай да молодчина! — изредка восклицал он. — Как по нотам! Взяла от учебы только самое лучшее.

К себе домой орги попали только под утро. И, конечно же, не потому, что у фандомов кончились вопросы. Просто к шести утра часть из них выдохлась, часть вспомнила, что через час им вставать, и они временно разошлись по домам.
— Иногда мне хочется просто запретить анонимное комментирование, — вздохнула новый орг.
— Так забавно слышать это от тебя, — старый орг засмеялась. — Да ладно, все прошло неплохо.
— Неплохо?!
— Видела бы ты, что творилось в прошлом году.
С кровати у окна раздался невнятный звук. Старый орг обрадовалась был, что отсутствующий ее поддерживает, но потом поняла, что ошиблась — та всего лишь сопела во сне.

— Скучно, — заявил через неделю Кей-поп. Вся столовая замерла, прислушиваясь к его словам. До начала самой Фандомной битвы оставалось еще слишком много времени, креативить было лень, а вот устроить какую-нибудь пакость…
Хеллсинг отсалютовал ему вилкой, да так рьяно, что от страха Ванс Упон, сидевший с ним за одним столом, подавился баклажаном.
— Трахеотомию, срочно! — бодро заорал все тот же Хеллсинг, примериваясь вилкой к горлу Ванс Упона. Только вчера он посмотрел «Принцессу и воина» и жаждал пустить полученные знания в ход. Доктор Хаус, стараясь не ржать, подсел поближе.
Ванс Упона спасла только его неграмотность. Значения длиннющего слова «трахеотомия» он не знал, но «трах» в нем уловил четко и однозначно. С грохотом отодвинув стул, он выбежал из столовой.
— Ну вот, даже пообедать забыл, — вздохнул Хеллсинг, с сожалением откладывая вилку.
— Как бы он свой член где-нибудь не забыл, — хихикнул КХ.
Снова стало тихо.
— Может, наденем балаклавы и набежим в ВиО? — предложил Лефт фо Дэд. — У меня еще остались вопросы с подъебкой.
— Или просто заспамим… — вмешался Стар Трек.
— …гифками, — хором закончили все остальные. Стар Трек что-то буркнул и опять уткнулся в тарелку.
— А я послала оргам драббл четвертого левела, — Гейман мечтательно и чуть смущенно улыбнулась. — Ну, чтобы они проверили, соответствует ли рейтингу. Он, правда, совсем короткий…
— Жги!
Гейман часто заморгала, поднялась из-за стола и с выражением продекламировала:
— Мама, папа
Хрум-хрум.
— И что орги? — ФФБ заранее предвкушал веселье.
— Сказали, надо добавить графичности и описания, — Гейман вздохнула. — Буду слать им вторую версию. «Мама, папа хрусть-чавк. Ням!»
«Наверное, она просто голодная», — решил сердобольный Гинтама и пододвинул девушке тарелку с куриными ножками.
— Или лучше «ом-ном-ням»? — проговорила она, вслушиваясь в звуки, с которыми трещала у нее на зубах куриная косточка.
— Ладно, чуваки, — бодро прокричал РФ, отодвигая тарелку, — у меня дела, так что я побегу. А вы давайте, устройте что-нибудь запоминающееся. Вон Инсайда припрягите, он давно скучает. Потом расскажете! Пока-пока.
— Кто у нас специализируется на сверхъестественном? СПН, это точно наш Реборн? Его не подменили? — глаза Кей-попа от ужаса и удивления стали почти европейскими. — Предпочесть проделке какие-то там «дела»?
— Может, он сказал дэ-а? ДА? — пожал плечами Нацуме.
— Да точно на свиданку сбежал, — ФФБ пристально следил за реакцией Финалки. Тот не хмурился, не пытался защищать РФ, вообще никак не показывал своей ревности.
«Так еще хуже, — думал ФФБ, лихорадочно щелкая затвором фотоаппарата. — Самая сильная ревность — она такая, безмолвная. Как он, должно быть, страдает. Как сводит в отчаянии брови. Как сжимает длинные тонкие пальцы, оставляя на ладони идеально ровные следы от ногтей. Как…»
Остального он уже не видел, но с удовольствием достроил в воображении, передохнул пять минут и достроил еще раз.

Новый орг прихорашивалась перед зеркалом: пудра, помада, парадная аватарка.
— Подежуришь сегодня в ВиО вместо меня? — попросила она, брызгая на шею и запястья любимые духи «Создай виртуала». — Тороплюсь на встречу, не уверена, что вернусь до полуночи.
— Не уверена, вернешься ли ты до утра, — хихикнула старый орг; вмиг посерьезнела: — Подежурю, конечно. С тех пор, как мы отменили анонимное комментирование, вопросов и провокаций стало на порядок меньше. А ты тогда послезавтра, хорошо? У меня тоже… встреча.
— Договорились, — новый орг мазанула старого по щеке губами, оставив малиново-красный след, и, подхватив сумочку, скрылась за дверью.
Старый орг прикрыла глаза, вспоминая последнее свидание и предвкушая следующее, и улыбнулась. К третьему левелу Фандомная битва, казалось, вошла в обычную колею.

Кресло директора стояло точно напротив окна. Яркий солнечный свет, лившийся оттуда, заставлял членов аттестационной комиссии щурить глаза и совсем не мешал самому директору.
— Что вы можете сказать о наших выпускницах? — спросил он.
Учителя суетливо переглянулись. Молчание душным облаком повисло в воздухе — отвечать не хотелось никому.
— Выступают достойно, — начал преподаватель холиварологии. Соблюдать главный постулат «Если можешь — не участвуй» получается не всегда, но могло быть и хуже. Моя итоговая оценка будет зависеть от последней проверки.
— Какой? — заинтересовался фандомовед.
— Не пропустите, — совсем не по-стариковски хихикнул первый. Он единственный из преподавателей не участвовал напрямую в Фандомной битве, но, как опытный холиварщик, действовал через других, дергая за ниточки. — Я привлек свой самый любимый фандом, хе-хе-хе.
— Сурово, — директор на секунду сверкнул улыбкой. В комнате стало на несколько градусов холоднее. — Кто дальше? Что с фандомоведением?
— Удовлетворительно, — Куро коротко кивнул. — Две трети фандомов они не знают и узнать не стремятся, но до тех, пока это не мешает успешной работе проекта, все в порядке. Оценка может еще измениться в обе стороны, но проблем быть не должно.
— Имиджмейкерство?
Бакумацу хмыкнул.
— Все трое выбрали разные образы, схема «хороший коп — плохой коп» не используется. Модели классические: «свой в доску» и «добрая старшая сестра». На наивысший балл претендует отсутствующий орг — прошла половина Фандомной битвы и умудрилась не создать себе никакого образа вообще. Если продержится до завершения конкурса… — он мечтательно цокнул языком.
— Менеджмент проектов?
— До окончания Фандомной битвы я не предоставлю никаких данных, — СЭ единственный держался с директором на равных; еще бы — преподаватель основной дисциплины, лучший в своей области. Сманить его хотели многие учреждения, но СЭ, сам закончивший Школу, вот уже много лет оставался ей верен. — Но пока что один кандидат значительно опережает двух других.
— А как вам самим? — весело спросил директор. — Нравится? Выдавать себя за фандомы, водить за нос наших воспитанниц?
— Без комментариев, — отозвался СЭ, но все успели заметить улыбку у него на губах.

— Она бешено сопротивлялась, но все было бесполезно, — с выражением продекламировала старый орг. Ее лицо было покрыто толстой болотно-зеленой коркой. — Он опрокинул ее прямо на землю, на ковер из оторванных конечностей и склизких, отвратительно вонявших внутренностей, разодрал одежду и вошел. Член его, слишком крупный для человека, рвал ее на части. Ее сухое влагалище быстро наполнилось кровью; та послужила смазкой, и боль стала чуть менее невыносимой. С влажным чавканьем его член ходил в ней, то погружаясь до самой мошонки, то наполовину выскальзывая из влагалища. Длинный, бритвенно-острый язык безо всякой нежности елозил по груди, раздирая кожу, будто наждачка. Пытка, казалось, длилась вечность. Когда он, наконец, кончил, сперма щелочью выжгла ее влагалище, стала разъедать слизистую. Кожа пузырилась, обнажая мясо и кости; боль удушливым, мерзким цветком росянки распускалась внутри ее тела. Ждать помощи было не от кого.
— Опять, — новый орг передернулась. На подругу она старалась не смотреть: супер-питательная маска для лица из огурца и авокадо волшебно действовала на кожу и пугающе — на окружающих. — Хотя этот автор ближе всех подобрался к созданию сферического текста на четвертый левел в вакууме. Никаких имен, никакого сеттинга, никаких характеристик персонажа. Небось, еще и магическая АУшка?
— Ты даже не представляешь, насколько близко. Слушай дальше, — старый орг откашлялась и продолжила: — Она ощутила, как когтистые лапы поднимают ее в воздух, переворачивают и снова роняют на влажную от крови землю. Теряя сознание, она почувствовала, как по губам ее ударило что-то влажное. «Это мой шанс», — поняла она, открыв глаза. Облизала стоявший колом член, измазанный в ее собственной крови, взяла в рот и принялась сосать. А через минуту, почувствовав, что насильник расслабился, зубами вцепилась в его плоть. Тугая, напряженная, та поддавалась с трудом. Кровь брызнула ей на язык. Он в агонии бил ее по спине и голове, пинал тело ногами, а она лишь крепче сжимала челюсти и надеялась только на то, что не умрет раньше, чем завершит начатое дело.
— Блядь! — с чувством отозвалась новый орг.
— Как бы так написать автору, что это, конечно, четвертый левел, но лучше бы не выкладывать такой сияющий пиздец?
— Не мешай автору самовыражаться, пусть выкладывает. Про пиздец ему оперативно читатели сообщат, за ними не заржавеет.
— Угу, — кивнула старый орг. — Но лучше бы они так дома под одеялом… самовыражались.
В дверь громко постучали.
— Кого еще принесло? — новый орг задумалась. — Сегодня только ФФБ выкладывается, но с ним никогда проблем не было.
— Откроешь — и узнаем, — миролюбиво предложила старый орг. — Если это меня, попросишь подождать полчасика? Надо смыть всю эту красоту, — она ткнула пальцем себе в щеку.
— Без проблем.

На крыльце ее дожидалась толпа. Фандомы, ведомые Инсайдом, топтались, толкались, переминались с ноги на ногу — словом, весело проводили время.
— Сам-то хорош! — запальчиво кричал Хоумстак Астрономии, потирая ушибленное колено. — Эти твои планеты что, по-твоему, рейтинг? А хуи, простите, где? Молчишь? Молчишь, а?!
— Отстань ты от него, — Лефт фо Дед миролюбиво лепил на лужайке перед домом оргов кровавого снеговика. Ему не мешали ни темнота, ни отсутствие снега — сорок кило свежего мяса для инсталляции он притащил с собой. Мясо уже почти не сопротивлялось.
— Ну, чего пришли? — новый орг облокотилась о косяк. В светлом прямоугольнике двери ее силуэт двигался уверенно и резко.
Толпа заволновалась.
— Арты! — донеслись выкрики.
— Это безобразие надо прекращать!
— Подсуживание и личная заинтересованность, вот как это называется!
Наконец Номер шесть, кривясь, вытащил на лужайку транспарант. На нем были изображены две головы.
— М-м-м? — новый орг все еще делала вид, что не понимает сути проблемы.
— Это, по-вашему, третий левел?
— Уже волосы дыбом от таких двойных стандартов.
— Рейтинг недотянут, но не до такой степени, чтобы быть однозначно ниже нужного, — новый орг бросила пробный шар. Она рассчитывала свернуть дискуссию за пять минут.
— Стоит ли ожидать, — СПН прищурился, — что если я, не будучи при этом вашим близким другом, в отличие от РФ, принесу на четвертый левел два лица, орошенных каплями крови с какими-нибудь экзотическими выражениями этих самых лиц, то вы не снимете этот арт?
Новый орг оглядела толпу. Синие и зеленые, карие и серые, а местами и вовсе красноватые глаза пристально смотрели на нее из темноты. В их взглядах читалась вся палитра эмоций от «запасайся попкорном, детка!» до «Халк крушить». Стая жаждущих крови диких животных, вот на кого они были похожи. Эта аналогия напомнила о рабочем хлысте, который новому оргу еще ни разу не довелось пускать в ход.
— Вы извините, — она сощурилась, — но спорить о рейтингах артов, об их смысле и содержании у нас нет ни времени, ни желания. Именно поэтому мы много раз заранее говорили, что спорные работы снимать не будем. Этот арт относится к их числу.
— Ололо, — КХ наклонился и шепнул это на ухо старшему брату; пронырливый ФФБ привычно скрипнул зубами и включил диктофон. — Заметь, она говорит не «я», а «мы».
— Туше, — так же тихо отозвался Финалка.
— Если вы считаете, что он мог бы быть на третьем, то вы можете это обосновать. Но, конечно, как я мог забыть, у вас ведь нет на это ни времени, ни желания... — Дюма особенно выделил последние слова.
— Да, и пара лиц для вас нормально для эрки, и мужские торсы, — в разговор вмешалась Франкофония. — Ну что я могу сказать, кто сильнее, тот и прав.
— Вы тут все обалдели, что ли? — Спокон все делал с одинаково серьезным лицом, поэтому не понять было, защищает он оргов или топит. Анимешные фандомы стали делать ставки. — Один персонаж явно дрочит другому. Ну да, действительно, никакого рейтинга.
— Где это показано? — пожалуй, интерес Амбера для академического был слишком уж жадным.
— На этом арте Занзас усмехается, а Тунец зевает. Действительно, какой огромный рейтинг, — Мононоке привычно продемонстрировал отличное знание чужого канона.
— Есть тут эрка, вы просто доебываетесь!
— Рейтинги дают за эксплицитность, — нудно затянула Хорошая жена. Наконец-то представился повод пустить в ход арсенал, припасенный еще с обсуждения первого варианта правил. — Не за то, что подразумевается, а за то, что показано. Подразумевалки остались на втором левеле. Здесь же не показано ни-че-го рейтингового, а то, что показано — не эрка ни в коей мере.
— Поснимать все работы с третьего левела!
Стоило СЭ кашлянуть, как наступила тишина. Он неторопливо достал распечатку с правилами и стал читать — сухо, без выражения:
— «Второй левел, от G до PG-13. Тут, кажется, возникает наименьшее количество вопросов; разве что стоит уточнить, что второй левел — это ответ на все вопросы типа «а если у нас в работе упоминается/подразумевается, но не показывается то, что вообще-то идет на рейтинг повыше». Если у вас упоминаются смерти, убийства, факт наличия сексуальных отношений между героями и т.д. — это все сюда», — он сделал паузу, во время которой новый орг услышала топот, с которым по ее спине бежали мурашки, а ФФБ впервые позволил себе подумать в эротическом плане о ком-то кроме Финалки. — Почему вы не снимаете работы, четко, по вашим же правилам, относящиеся ко второму левелу?
— Очевидно, что здесь наше с вами мнение о том, что куда четко относится, а что спорно, расходится. Давайте закончим на этом.
— Давайте не будем заканчивать, — глаза СЭ холодно сверкнули. Сама того не подозревая, его ученица покусилась на главное правило успешного менеджмента «избегать личной заинтересованности». — Потому что я свое мнение подтверждаю аргументами — вашими же словами. Вы можете как-то аргументировать свое, кроме как тем, что рисунок принадлежит фандому, который вам небезразличен? Объясните мне и остальным моим недоумевающим коллегам, почему в правилах написано одно, а вы действуете по-другому.
На миг новый орг почувствовала себя пятиклассницей, не выучившей домашнее задание именно тогда, когда ее вызвали к доске. «К черту, — подумала она, — школа осталась позади!»
— Мы считаем, что этот арт — как и многие другие, про которые мы отвечали, что не снимем их ни со второго, ни с третьего левела, — может быть отнесен к обоим левелам сразу. Про мягкое отношение к пограничным рейтингам и к небольшим перебору или недобору мы много раз предупреждали заранее. Сейчас могу добавить, что мы не относились и не будем относиться к фандому, с которым нас связывают отношения, — тут она на миг отвела глаза и смутилась; не привыкла вслух заявлять о своих привязанностях, — более жестко, чем к другим командам. То, что проходит у других команд, допустимо и у Реборна. В данном случае мы считаем, что рейтинг на арте не просто «подразумевается». Действия изображенных персонажей достаточно очевидны, чтобы не считать изображение абсолютно невинным и проходящим исключительно на второй левел.
— Очевидны? Ха! — Порри Гаттер обрадовался возможности вставить свои пять копеек. — Да мало ли что там могли себе надумать зрители, если на практике изображены две головы, которые не занимаются ничем рейтинговым! В конце концов, все может быть и так… — он в спортивном захвате обхватил мирно лепившего своего кровавого снеговика Лефт фо Деда и, не обращая внимания на укоризненные взгляды последнего, принялся случать об землю головой будущей скульптуры на манер баскетбольного мяча.
— Давайте не будем играть словами «очевидно», «подразумевается» и прочими контекстуальными синонимами, — СЭ не дал разговору свернуть с выбранной им колеи. — В рассматриваемом арте секс прямо не показан. В работах третьего левела, согласно вашему же объяснению из приложения к правилам, рейтинговое действие должно показываться. Здесь этого нет. Работа относится ко второму левелу. Почему она не снимается с конкурса?
— От того, что вы повторите свои аргументы еще раз, наша точка зрения не изменится, — новый орг не собиралась отступать с однажды озвученной позиции. — Пожалуйста, не тратьте свое и наше время.
— Мы что, недостойны того, чтобы с нами подискутировать? Недостойны объяснений? — кипятился Инсепшен.
— Окей, я подытожу, — с сожалением проговорил СЭ. Он позволил себе так подробно рассмотреть ситуацию именно потому, что это был один из немногих замеченных им недостатков. Негласное правило любого мероприятия — все плюсы принимай как должное, о любом минусе сразу кричи. — Сейчас на левеле, обозначенном как R — NC-17, лежат работы с рейтингом PG-13 и PG. Орги их не снимают. Ожидать ли командам, что на четвертом левеле орги точно так же не будут снимать работы с рейтингом NC-17 и R+kink? Ответ одного орга мы услышали, хотелось бы узнать мнение остальных.
Но не удержался, и, выдавая себя с головой, в привычной преподавательской манере задал домашнее задание:
— А к вам, новый орг, просьба либо написать действительный пост с действительным ориентиром по рейтингам, либо снять работы, не дотягивающие по рейтингу. Участникам нужны общие критерии, которые никто не сможет прогибать под себя. Пожалуйста, дайте их нам.

— Эй, ты все еще разговариваешь с гостями? — старый орг выглянула из ванной, вытирая волосы полотенцем. — Помощь не нужна?
Еще никогда новый орг не была так рада видеть свою подругу.
— Ой, простите, что не зовем в дом, но там не убрано. Да и места на всех не хватит.
Мысленно СЭ похвалил ученицу: всего пара фраз, а атмосфера ощутимо разрядилась. Старый орг смотрела на собравшихся мягко и словно бы близоруко, но он не обманывался, в этот самый миг она хладнокровно перебирала стратегии поведения. Ей хватило минуты, чтобы вникнуть в суть дела.
— Во-первых, мы не снимаем спорные арты, потому что у этого действия слишком много неприятных последствий, не сравнимых с нынешним недовольством. Посылая свою работу на оценку рейтинга хоть всем оргам сразу, вы больше не будете уверены, что ее не снимут, ведь у анона может оказаться другое мнение. Как итог — обиды и фрустрации... Короче говоря, это было бы очень неразумным решением. Во-вторых, мы понимаем, что команда, которой открыто, — тут старый орг оглядела толпу в поисках Реборна, но, разумеется, так его и не увидела, — симпатизируют орги, автоматически попадает под прицел. Тем не менее, даже на эту команду распространяются те же правила, что и на всех. Сабжевый арт, по моему мнению, проходит на третий левел, — старый орг чуть картавила, и вместо «левел» произносила «лвл», — с большой натяжкой. Условно ПГ-13 (два голых торса прижались друг к другу и дышат), шрамы как кинк. В-третьих, критерии остаются прежними, однако не стоит забывать, что они, увы, не всеобъемлющи. Всегда есть частные случаи, поэтому вы нам пишете и поэтому мы, если это возможно, стараемся идти вам навстречу, разве не так?
Разумеется, разгорелась оживленная дискуссия по поводу того, считать ли шрамы кинками, а если да, то какими, что вообще понимается под словом «кинк», но главное было сделано — изменился настрой. Фандомы больше не жаждали линчевать оргов вместе с Реборном, порвать арт на туалетную бумагу и устроить революцию.
Отсутствующий орг так и не появилась.
К утру фандомы, наконец, разошлись. Орги устало переглянулись.
— Поверить не могу, что это закончилось, — новый орг потянулась.
Во взгляде, которым одарила ее старый орг, не было ни следа недавних мягкости и радушия.
— Значит, говоришь, с Реборном тебя «связывают отношения»? — сощурилась она, живая иллюстрация словосочетания «ревнивая женщина».
— Ну… Ну да. Ну и что такого. Орг тоже человек и может позволить себе иметь симпатии, если они не влияют на его работу.
— Вот, значит, что за дела у него были через день, когда он никак не мог со мной увидеться, — прошипела старый орг. — И почему-то в эти дни ты всегда сваливала на свои свиданки. А я, дура, радовалась, что когда он занят, и у меня работы полно.
— Так ты тоже… с Реборном?
Старый орг молча кивнула. Скривилась. Через миг глаза у обеих загорелись неестественным оранжевым светом.
— Как насчет «случайной» встречи с нашим ловеласом?
— Думаю, нам троим предстоит интере-е-е-есный разговор.
В своей комнате в общаге РФ оглушительно чихнул во сне. Через миг он проснулся в холодном поту и не мог уснуть до самого утра — ему казалось, что из окна за ним наблюдают две пары злых тигриных глаз.
На лужайке перед домиком оргов одиноко встречал рассвет облепленный мухами мясной снеговик.

— Тебе не кажется, что в общаге стало слишком людно? — поинтересовался у Здунича Пехов, провожая взглядом высокую статную блондинку с впечатляющими формами. Он сразу почуял в ней свою: как и все книжные фандомы, Пехов умел с первой минуты определять Мэри Сью. Здунич, не слишком заинтересовавшись, мотнул головой — понимай, как хочешь.
Пехов крякнул от досады и бросился за блондинкой.
— Кто вы, прекрасное создание? — спросил он. Потом еще раз. И еще. На третий она ответила — еще бы, не очень-то получится игнорировать того, кто крепко держит тебя за локоть.
— Зимина я, — она привычно надула пухлые губы и выставила вперед грудь. Пехов только хмыкнул. Как уже говорилось, с Мэри Сью он был знаком не понаслышке.
Зимина стояла и моргала. Кукольные ресницы взмывали вверх и вниз, вверх и вниз. Этот странный собеседник не спешил падать перед ней ниц, признаваться в пламенной любви или хотя бы перекидывать через плечо и волочь к себе в пещеру, а как вести себя в других ситуациях, она не знала.
Через минуту Пехов забыл про свою нечаянную недособеседницу — по холлу бродили самые странные персонажи: девушка в лохмотьях и бронелифчике, но с плазменной винтовкой в руках, загорелый белозубый американец, который подходил ко всем, растопыривал руки и делал «Бу!», пожилой японец с планшетом. Мотнув головой, Пехов начал пробираться сквозь эту толпу незнакомцев, как вдруг увидел знакомое лицо. Шерлок-младший о чем-то беседовал с Шекспиром.
— Эй, Бибиси, — позвал его Пехов. Шерлок обернулся, и Пехов с ужасом обнаружил, что ошибся и заговорил со старшим Холмсом.
«Сейчас уебет», — панически подумал он: все в общаге знали, насколько сильно братья недолюбливали друг друга. А уж спутать их… Кажется, даже РФ такого не отмачивал.
Текли томительные секунды, но ничего не происходило. Когда Пехов рискнул убрать ладони от лица, то увидел, что с Шекспиром разговаривает Шерлок-младший. Он протер глаза — снова старший.
— Хаус, мне срочно нужен доктор Хаус, — бормотал Пехов, пробираясь к коридору. — И спирт.
— Эй, чего с тобой? — окликнул его ФФБ, потом пригляделся повнимательнее, покачал головой и мечтательно спросил: — Слушай, ты же в холле был, да? Финалку там случайно не видел?
Пехов окинул его безумным взглядом и покачал головой. Откуда в общаге Финалка, который не принимает участия в этой Фандомной битве?
— Жа-а-аль. Я слышал, что он пообещал заявиться отдельно Семеркой, Восьмеркой и Двенадцаткой. Только представь, три Финалки, все как наш, только… трое. А я, как старожил Фандомной битвы, буду их всему учить, — ФФБ тяжело задышал, мечтательно прикрыл глаза и бросился обратно в свою комнату. Он то и дело натыкался на стены, стулья и фандомы, но глаз не открывал — боялся спугнуть фантазию о трех Финалках сразу.
Пехов постучался головой о стену и с удвоенным усердием принялся искать Хауса. Не для себя — для ФФБ. Бедняга так и не узнал, что в то утро в холле общаги проводился день открытых дверей для желающих поучаствовать в Фандомной битве 2013. Впрочем, на его текстах это сказалось самым лучшим образом.

Шла выкладка миди четвертого левела. Орги вовсю подсчитывали баллы, фандомы, нацепив балаклавы, карнавальные маски или просто замотав лицо туалетной бумагой, бурно обсуждали свежие работы в прямом эфире двадцатичетырехчасового ток-шоу «О(б)суждаем вместе». Его бессменный ведущий Инсайд иногда покидал студию на пару часов — очевидно, поспать, — но увлеченные делом фандомы этого не замечали. Они рекомендовали свои собственные тексты, ругали чужие, выискивали несоответствия правилам и бегали жаловаться оргам, сочиняли стихи… ФФБ, пытаясь слиться с обстановкой, ползал под столами в надежде вычислить Финалку по ботинкам.
В соседней студии, где проходили творческие вечера Бартера, было гораздо менее людно.
В своем кабинете директор Школы изредка поглядывал на мониторы. Звук он выключил, и фигуры в масках, воздевавшие руки к потолку и отчаянно жестикулировавшие, напоминали ему героев какой-то греческой трагедии. Директор вздохнул и достал из верхнего ящика стола папку с красным восклицательным знаком на ней. Через полчаса ему надо было оказаться на закрытом совещании админов @Дневников.
Школа всегда была для директора скорее развлечением, чем работой. Он не связывал с ней особых надежд, кроме, разве что, смутного желания поднять общую культуру населения. Сам он не слишком жаловал фандомы, но те были чуть ли не первыми гражданами основанной десять лет назад Дайри-республики, приносили в казну регулярный доход и обеспечивали появление новых и новых иммигрантов. Оставить их без внимания значило породить анархию, вот админы и решили приглядывать за фандомами. Расхлебывать кашу выпало, как всегда, Глазу — по никому не известной причине со своими проблемами все фандомы бежали к нему, и волей-неволей он был в курсе всех их дел.
В активную стадию проект вошел только в этом году, после эпидемии «политоты», скосившей половину @Дневников. Говорят, заразу принесли с собой нелегалы из ЖЖ. Глаз не искал виноватых, ему приходилось иметь дело с последствиями. Фандомы, еще недавно не интересовавшиеся ничем, кроме спаривания персонажей, лихорадочно писали прочувствованные статьи о политической обстановке, ходили на митинги, поддерживали оппозицию. Дайри все сильнее и сильнее напоминали анархический ЖЖ. Тогда-то проект Глаза «Фандомная битва» из игрового превратился в топовый. Он дал фандомом то, о чем они мечтали — возможность по-прежнему страхивать персонажей, но делать это под острым соусом из борьбы, соперничества и лозунгом «мы меняем мир вокруг себя». Последние статистические данные показывали, что вспышек «политоты» на территории @Дневников не наблюдалось вот уже полгода.
Был и еще один, неожиданный бонус — отсутствующий орг. Глаз не ожидал встретить в этой среде настолько успешного менеджера проектов: его ученица почти полгода умудрялась стоять у руля одного из крупнейших дайри-мероприятий, не влипнув при этом в скандалы, не обзаведясь хейтерами, вообще никак не засветившись. Всю работу она талантливо отдала коллегам, распределив задания так, что вмешиваться самой не было необходимости. Пожалуй, по завершении Фандомной битвы Глаз будет рекомендовать юное дарование в Совет админов — единый законодательный, исполнительный и судебный орган власти @Дневников.
Но до конца Фандомной битвы оставался почти месяц. Кто знает, что произойдет за это время?
Глаз хмыкнул — он-то как раз знал; по крайней мере кое-что. Фандомы и оргов давно пора было встряхнуть, подкинуть им новшество и поглядеть, смогут ли они обратить его себе на пользу. Интересно, как скоро они обнаружат, что их больше не сдерживает ограничение в тысячу комментов? На самом деле верхнее ограничение осталось, но конкретная цифра пока не озвучивалось. Глаз представил себе панику первых часов, многокилометровые обсуждения в шоу у Инсайда, нескончаемый тред Вопросов и Ответов, удвоенную жестокость посыла «ищите в комментах к такому-то посту, там все написано» и тихо улыбнулся в усы. Скучно определенно не будет.


@темы: Katekyo Hitman Reborn! (РФ), Final Fantasy (ФФ), Square Enix (СЭ), Жанр: джен, Рейтинг: NC-17, Фандом Фандомной Битвы (ФФБ), Фанфикшен

URL
   

Fandom Fiction

главная